Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Дочь главы секретного газового НИИ заявила об убийстве отца

Родственница владельца МосгазНИИпроекта требует наказать следователей, эксперта и нотариуса, из-за которых гибель ее отца представили как банальное отравление
0
Дочь главы секретного газового НИИ заявила об убийстве отца
Фото из семейного архива Галяшиной
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В Следственном комитете (СК) России по Московской области может разгореться коррупционный скандал. Полковник милиции в отставке Елена Галяшина утверждает, что сотрудники этого ведомства заинтересованы в ходе расследования уголовного дела по факту убийства ее отца — гендиректора и основного акционера компании МосгазНИИпроект, а также члена столичного правительства Игоря Лобзина. Дочь покойного требует у руководства Генпрокуратуры (ГП) и СК вмешаться в ход следствия и наказать следователей подмосковного СК и судмедэкспертов, которые, по ее мнению, причастны к фальсификации доказательств и сокрытию улик по делу. Также Галяшина просит привлечь к ответственности бывшего московского нотариуса, подделавшего завещание покойного. 

МосгазНИИпроект — одно из стратегических предприятий по обеспечению жизнедеятельности Москвы и Подмосковья. Институт является монополистом разработок системы газоснабжения в столичном регионе. В архивах научного учреждения сосредоточена секретная информация (начиная с 1936 года) обо всех газопроводах Москвы и Мособласти. Все газовые заправки в московском регионе построены по проектам института. НИИ сейчас проектирует прокладку газопровода в «Москва-Сити» и тепловой станции «Некрасовка» и другие важные объекты. 

— Более 30 лет это предприятие возглавлял мой отец Игорь Лобзин. В 2004 году он выкупил основной пакет акций — 63,74%, став фактически его владельцем. Сделал он это, чтобы защитить и сохранить свое предприятие. К нему не раз поступали предложения от рейдеров продать акции и площади и возвести на месте института торговый центр. Но отец был категорически против этого. Мне и сейчас поступают такие предложения, — рассказала «Известиям» Елена Галяшина.  

Жизнь Игоря Лобзина оборвалась еще в начале января 2009 года. Его тело было обнаружено на даче в Дмитровском районе. На месте происшествия правоохранители не обнаружили следов борьбы, а на трупе — признаков насильственной смерти. Тело было передано в морг для исследования. После этого покойного передали вдове, в графе «причина смерти» эксперты указали, что Лобзин умер от отравления смертельной дозой некачественного алкоголя.

— Она (супруга Лобзина — не родная мать Елены. — «Известия») быстро похоронила моего отца, а могилу зачем-то забетонировала. Я стала обивать пороги в поисках правды. И в итоге дело по факту убийства моего отца было возбуждено, а его тело подверглось эксгумации и изучению, — поясняет Галяшина.  

Каково же было удивление родных, когда при проведении независимой судебно-медицинской экспертизы оказалось, что тело Лобзина при первичном исследовании вообще не вскрывали. 

— На деле же оказалось, что моего отца перед смертью ударили по голове, о чем свидетельствует закрытая черепно-мозговая травма, а потом его задушили, — рассказала Галяшина.  

Тем временем вскоре после повторного исследования тела Игоря Лобзина обнаружилось, что еще в 2005 году он якобы составил завещание. Согласно этому документу все его имущество, в том числе акции МосгазНИИпроекта, переходили его вдове. 

— Отец не раз говорил мне о грозящих институту опасностях рейдерского захвата и угрозе терактов в газовом хозяйстве Москвы и Подмосковья, думал о судьбе акций в случае своей кончины и хотел передать их мне, но не успел, — рассказывает Елена Галяшина. 

Именно поэтому, обнаружив завещание отца, Галяшина заподозрила неладное и обратилась в Преображенский райсуд Москвы с иском о признании его недействительным. В ходе судебных заседаний было проведено исследование документа и оказалось, что он поддельный и появился на свет уже после гибели Лобзина (результаты этой экспертизы имеются в распоряжении «Известий»). Составляла завещание столичный нотариус Галина Вергасова, которая сейчас проходит в качестве обвиняемой по делу о вымогательстве $350 тыс. у бывшего начальника Московской северной таможни. 

Как указала Галяшина в своих жалобах в ГП и СК, как только эксперты признали завещание поддельным, следователь Ильгар Агамалиев без процессуального оформления изъял из гражданского дела подлинники медицинских документов, оригиналы оспариваемых завещаний, реестр нотариуса и подлинные образцы подписи ее покойного отца.

Само уголовное дело по факту убийства гендиректора МосгазНИИпроекта сейчас прекращено. Однако дочь покойного пытается опротестовать это постановление следователя.

— Если и на этот раз преступления должностных лиц окажутся без ответа или мне пришлют сухие отписки, буду требовать возобновления дела и наказания должностных лиц, причастных к фальсификации документов, через суд, — заявила Галяшина.  

Пока же на ее мольбы откликнулись лишь председатель Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов и депутат Госдумы Борис Резник, направив свои жалобы в ГП и СК.  

Вдова Игоря Лобзина — Юлия Бушина не стала комментировать «Известиям» сложившуюся ситуацию. На момент публикации не удалось получить комментарий и у следователя Агамалиева.   

Комментарии
Прямой эфир