Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Руководство подмосковной колонии обвиняют в процветании наркоторговли

Родственники осужденных КП-3 города Электростали утверждают, что с приходом нового начальника в учреждении в три раза вырос наркотрафик
0
Руководство подмосковной колонии обвиняют в процветании наркоторговли
Фото: elektrostal.3goroda.ru
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В подмосковной колонии-поселении № 3 началась масштабная проверка. Родственники осужденных обвинили начальника колонии Сергея Кожанова в том, что он не контролирует ситуацию, а в КП-3 Электростали процветает наркоторговля и свободное употребление алкоголя. В пресс-службе ФСИН «Известиям» подтвердили, что такая проверка действительно идет. Сам Сергей Кожанов уверяет, что его оклеветали и бояться ему нечего.


Как следует из заявления в Генпрокуратуру и ФСИН жены осужденного Дмитрия Сергутина Ирины Зайцевой, «в КП-3 резко обострилась ситуация с употреблением наркотиков и алкоголя, наркотрафик увеличился в три раза, алкоголь проникает в огромных количествах на территорию КП».

По мнению Зайцевой, катастрофическая ситуация в колонии-поселении началась с приходом туда нового руководителя — Сергея Кожанова, который «сам употребляет алкоголь в рабочее время и уходит в запои на 2–5 дней».

— Мы законопослушные люди и никогда не сталкивались с системой ФСИН. Но в семье случилось несчастье — муж, сдавая на машине назад, случайно сбил человека, он потом умер, Дмитрия осудили на два года колонии-поселения, так он оказался в КП-3, — рассказывает Ирина Зайцева.

Согласно Уголовно-исполнительному кодексу, родственников осужденных, отбывающих наказание в колонии-поселении, не ограничивают в свиданиях. С декабря 2011 года, утверждает Ирина, она после работы каждый день приезжала к мужу.

— Конечно, мы хотели, чтобы всё было по-хорошему: колония очень бедная, и я постоянно туда что-то покупала, то электроинструменты, то материалы, и в итоге я стала как бы «своей», — рассказывает Зайцева. — То, что с алкоголем и наркотиками в колонии творится полный беспредел, было видно невооруженным глазом: при мне их совершенно свободно перекидывали через забор с воли, а потом мне самой предложили их купить! Кругом ходят или пьяные, или обдолбанные.

Зайцева говорит, что сначала заявила об этом в УФСИН Московской области, но там ее предупредили: будешь жаловаться дальше, станет только хуже. Так и случилось, замечает Ирина: ее саму, беременную, трижды запирали на территории колонии, пообещав, что в следующий раз она окажется вместе с мужем в ШИЗО. Между тем, поясняет Зайцева, тех, кого в КП-3 ловят с поличным при употреблении наркотиков, сразу же отправляют в ШИЗО.

— Наркоманы очень удобны для администрации: они «стучат», если надо, им всегда нужна «доза», — считает Зайцева.

Раньше КП-3 называлась лечебно-трудовым предприятием (ЛТП). Как пишут про это учреждение на официальном сайте подмосковного УФСИНа, в ней «нет возможности употреблять наркотики», самих осужденных регулярно посещают сотрудники общества «Анонимных наркоманов», помогающие наркозависимым с реабилитацией.

В конце 2011 года прокуратура Московской области провела в колонии большую проверку, которая показала, что в КП-3 «не в полном объеме исполняются установленные требования к режиму содержания осужденных и организации надзора за их поведением». Прокуроры установили, что к осужденным «проникают запрещенные предметы, имеют место многочисленные факты употребления ими алкогольных напитков, а также совершения преступлений».

Как следует из материалов проверки, в 2011 году за пьянку осужденные 33 раза водворялись в ШИЗО, но каналы проникновения «запрещенки» в колонию так и не были перекрыты.

Прокуратура вынесла много предписаний, после проверки в колонии сменился руководитель. Новым начальником стал Сергей Кожанов, раньше он служил в Тульской области начальником оперативного отдела ФКУ ИК-1 города Донской. Осужденный за убийство Виталий Бунтов в 2010-м году заявил, что его зверски пытали в этой колонии — вырвали ногти — и Сергей Кожанов имел к этому прямое отношение.

Уголовное дело по заявлениям Бунтова возбудили спустя два года — только после того, как его жалобу приняли на рассмотрение в Европейском суде по правам человека. Позже ЕСПЧ признал, что право Бунтова на объективное расследование было нарушено, Россию оштрафовали на €45 тыс. Сейчас по факту пыток Бунтова возбуждено два уголовных дела, но конкретных обвиняемых в них нет, утверждают в Тульском УФСИНе.  

Супруга Бунтова Ирина обратились с официальным заявлением в ФСБ России. Она просит чекистов проверить коррупционные связи Сергея Кожанова, поскольку он и раньше, еще в Донском, «отчислял большой процент за торговлю наркотиками» руководству ФСИН и не раз хвастался тем, что у него там «большие связи». В Тульском УФСИНе неоднократно заявляли, что Бунтовы врут и ни одна проверка их слов не подтверждает.

В разговоре с «Известиями» Сергей Кожанов пояснил, что никаких проверок не боится, поскольку все, что пишут родственники осужденных, — «ложь и клевета от первой до последней буквы». 

— Я не сомневаюсь, что ничего из того, что они написали, не подтвердится, — говорит Кожанов. — Я жду результатов проверок, чтобы потом подать на женщин в суд иск о клевете.

Жены осужденных заявили «Известиям», что не доверяют ведомственным проверкам, поэтому и обратились в другие надзорные инстанции с просьбой разобраться в ситуации и навести в КП-3 порядок. Так же они просят проверить многочисленные жалобы осужденных на то, что им не оказывается медицинская помощь и под разными предлогами не разрешают встречи с родственниками.

Комментарии
Прямой эфир