Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Не железное здоровье

Условия труда на металлургическом производстве сегодня все еще далеки от идеальных
0
Не железное здоровье
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Профессиональные заболевания металлургов существуют, и их нельзя объяснить сокращениями, реорганизациями, возрастом или какими-либо иными «кадровыми» факторами. Ощутимый вред здоровью работников эта индустрия наносит. Какие компенсации получают люди, «заработавшие» болезни на производстве?

По данным Международной организации труда, каждый год в мире регистрируется 160 млн случаев заболеваний, связанных с производственной деятельностью, а от различных «профессиональных» заболеваний ежегодно умирают 1,1 млн человек, из которых примерно каждый четвертый – от воздействия вредных и опасных веществ. Точных данных о ситуации в России нет, по крайней мере, нам не удалось найти этой статистики.Смертность от профессиональных заболеваний и в результате трудовой деятельности в нашей стране не регистрируется – в свидетельстве о смерти просто нет такой графы.

Металлургия – сегодня одна из самых вредных и опасных отраслей. В соответствии с Федеральным законом «О промышленной безопасности опасных производственных объектов» металлургические предприятия считаются опасными производственными объектами. Что уже по определению означает: люди, работающие в этой отрасли, подвергают свое здоровье несоизмеримо большему риску, чем, например, офисные сотрудники, работники предприятий легкой или пищевой промышленности. Профессиональный риск для здоровья рабочих современного металлургического предприятия обусловлен комплексным воздействием вредных производственных факторов, таких как запыленность, химический фактор, шум и вибрация.

«Условия труда на многих российских металлургических заводах не отвечают европейским стандартам, что является основной причиной высокого уровня травматизма и профессиональных заболеваний персонала», – уверен Евгений Потоцкий, заведующий кафедрой техносферной безопасности НИТУ «МИСиС». Впрочем,по словам эксперта, современные технологии пока не позволяют ликвидировать вредные условия труда даже на предприятиях западных стран с их, казалось бы, высокой культурой производства. Четверть всех работников, занятых в металлургии, испытывают воздействие шума, вибрации, температуры, вдыхают производственные пары, газы, пыль или опасные химические вещества.

По оценкам специалистов, в структуре профессиональных заболеваний наибольшую долю занимают расстройства опорно-двигательной системы (40%), сердечно-сосудистые (16%) и респираторные (9%) заболевания. Несмотря на то что большинство технологических процессов на современных заводах черной металлургии механизировано, рабочим нередко приходится выполнять трудоемкие вспомогательные работы, физическая нагрузка при которых в сочетании с неблагоприятными метеорологическими условиями предъявляет повышенные требования к сердечно-сосудистой, дыхательной и терморегулирующей системам организма.

«Тема профессиональных заболеваний – вообще закрытая, о ней мало распространяются», – с беспокойством отмечает профессор Анатолий Олещенко, доктор медицинских наук, заместитель директора по научной работе НИИ комплексных проблем гигиены и профессиональных заболеваний Сибирского отделения РАМН. По его словам, черная металлургия характеризуется наличием многочисленных источников образования профзаболеваний: пыли, газообразных токсических веществ (триоксида железа, бензола, хлористого водорода, марганца, свинца, ртути, фенола, формальдегида, триоксида хрома, диоксида азота, оксида углерода и др.), лучистого и конвекционного тепла, высокой тяжести и напряженности труда. Но у каждого производства, подчеркивает эксперт, своя специфика, и, соответственно, перечень заболеваний у работников разный.

«Величина индивидуальных рисков профессиональных хронических заболеваний и отравлений при стаже работы 25 лет достигает 8–12%, что значительно превышает величины приемлемого риска, – продолжает Олещенко. – Содержание в воздухе рабочей зоны бензапирена, формальдегида, хрома обуславливает риск профессиональной онкологической заболеваемости у работающих на металлургических производствах». Кроме этого, в структуре хронических профессиональных заболеваний 27,4% приходится на патологию органов дыхания, на заболевания опорно-двигательного аппарата – 22,5%, профессиональную тугоухость – 19,2%, флюороз – 11,9%, вибрационную болезнь – 9,2%.

Основными профессиональными вредностями, например,  в металлокерамическом производстве являются высокодисперсная пыль, содержащая в зависимости от технологии производства железо, медь, никель, хром, вольфрам, графит. Большинство из этих веществ обладает общетоксическим действием, а также вызывает разрастание в легких соединительной ткани и может провоцировать у рабочих опасные заболевания: пневмокониоз, бериллиоз, катар верхних дыхательных путей. По мнению профессора, особое значение имеет пыль, образующаяся при ломке и кладке огнеупоров во время ремонта металлургических печей, миксеров и ковшей. Эта пыль весьма опасна, так как в ней содержится до 70% различных соединений кремния. У некоторых рабочих, подвергавшихся длительное время воздействию повышенных концентраций пыли, наблюдаются заболевания пневмокониозами.

Не железное здоровье

Так какие все-таки льготы и надбавки получает работники столь вредных производств?

Согласно постановлению правительства РФ от 20 ноября 2008 года установлен минимальный размер компенсации работникам, занятым на тяжелых работах, работах с вредными, опасными и иными особыми условиями труда. «Однако на разных предприятиях эти компенсации выплачивают по-разному, – отмечает Павел Ужков, технический инспектор отдела охраны труда Горно-металлургического профсоюза России. – Хотя в отрасли есть предприятия, которые до сих пор работают по спискам 80-х годов». Наш собеседник имеет в виду документ под названием «Список производств, цехов, профессий и должностей с вредными условиями труда, работа в которых дает право на дополнительный отпуск и сокращенный рабочий день», в соответствии с которым устанавливались льготы и надбавки еще в Советском Союзе. Сегодня действуют 92-я и 96-я статьи Трудового кодекса РФ, которыми установлена сокращенная продолжительность рабочей недели: рабочий с вредными условиями труда не должен работать больше 36 часов в неделю. Доплата за вредность на каждом предприятии устанавливается в зависимости от аттестации рабочих мест.

Полную статистику по понятным причинам предприятия, конечно, не показывают – это коммерческая тайна. Однако некоторые данные все же просачиваются. Вот, к примеру, количественный срез, основывающийся на имеющихся у нас полуофициальных данных одного металлургического комбината за десять лет. В соответствии с ними за это время всего на предприятии было зарегистрировано 511 работников, оформивших инвалидность по профессиональному заболеванию или трудовому увечью, в среднем по 50 человек в год. На первый взгляд, не очень много. Однако не стоит забывать, что добиться признания работодателем его вины, официально подтвердив это заключением медицинской комиссии, захворавшему работнику не так-то просто. Поэтому озвученные цифры демонстрируют лишь верхушку айсберга, реальная ситуация, скорее всего, более удручающая.

По данным Федеральной службы государственной статистики, в условиях, не отвечающих гигиеническим нормативам условий труда, в 2010 году работало более половины (50,7%) всех рабочих в металлургии. При этом право дополнительного отпуска имели около 66% работников отрасли, более 73% имели хотя бы один вид компенсаций или льгот. Пусть вас не смущают вроде бы устаревшие данные, за минувшие два года ситуация в отрасли практически не изменилась. «К сожалению, полной статистики на сегодня нет, – сетует пожелавший остаться неназванным эксперт в Роспотребнадзоре. – Раньше статистикой и учетом профессиональных заболеваний занималось Министерство здравоохранения, но уже несколько лет полный контроль над ситуацией находится в руках работодателей – владельцев металлургических предприятий». Подтверждает эту ситуацию и пресс-атташе Федерального бюро медико-социальной экспертизы Александра Внук: «Увы, у нас статистика по профзаболеваниям не ведется, она была только в советское время, а с тех пор данные уже устарели».

Стоит добавить, что в среднем ежемесячная доплата за возможность получить проф­заболевание в 2011 году в металлургии составляла около 8500 рублей, однако медики почему-то установили, что тугоухость кузнеца «стоит» этих самых 8500 рублей, а вот пылевой бронхит ковшевого оценивается всего в 6000 рублей.  Кстати, у тех, кто работал в горнодобывающей промышленности на большегрузных машинах типа БелАЗа, может быть сразу три профзаболевания одновременно: тугоухость, вибрационная болезнь и грыжа, но доплачивают все равно только за одно заболевание.

«В советское время существовала мощная система предотвращения профессиональных заболеваний, – комментирует положение дел Валерий Гартунг, первый заместитель председателя Комитета Государственной думы по промышленности. – Существовали профосмотры, в ходе которых у работников выявляли симптомы профзаболеваний на ранних стадиях, регулярно проверялись санитарные нормы предприятия. Увы, сейчас эта система утрачена, нормативная база, правда, есть, а вот должного контроля - нет».
По словам депутата, в Европе, к примеру, налажена очень мощная система страхования работников промышленной индустрии. Медицинская страховка оплачивает все профилактические мероприятия и таким образом снижает выплаты по страховым случаям. То есть американскому или немецкому заводу выгоднее потратить, условно говоря, $100 млн на профилактику, чем потратить $500 млн на дорогое лечение людей, пострадавших в результате вредных условий труда. В России такого, к сожалению, пока нет.

«На всех ресурсодобывающих предприятиях Европы и США, будь то горнодобывающие концерны или сталеплавильные заводы, существует постоянный так называемый HSE-контроль, – продолжает законодатель. – В переводе на русский – это менеджмент-управление охраной труда, промышленной и экологической безопасностью. Управление, которое контролирует положение дел и позволяет четко выстроить систему лечения, финансирования и выплаты компенсаций». Профессиональные заболевания металлургов – это одно из направлений деятельности системы здравоохранения, где надо принимать системные меры по системной профилактике заболеваний. Таким образом, это проблема не столько металлургии, сколько системы здравоохранения вообще. «По моему мнению, проблема не в изменении каких-то законодательных актов, касающихся условий труда, все уже написано и учтено, главное – научиться это неуклонно соблюдать», – подводит итог депутат.

По мнению профессора Евгения Потоцкого, в целях улучшения условий труда на производстве и снижения производственных рисков нужно постоянно проводить предварительные консультации по приведению рабочих мест в соответствие с требованием санитарно-гигиенических норм, измерять параметры опасных и вредных производственных факторов на рабочих местах с помощью современных приборов, а также обосновывать использование льгот, надбавок и компенсаций за вредные условия труда и улучшать их на законодательном уровне. Только таким образом можно поднять «рабочие» условия наших металлургов на европейский уровень.

А как у них?

Охрана труда в промышленности США начинается со статистического учета. Наибольший объем информации представляет Бюро трудовой статистики (БТС) при Министерстве труда США. Ежегодно БТС публикует обзор несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний. По данным Института США и Канады, этот обзор обобщает данные о секторе промышленности и охватывает 120 млн человек. Для случаев со смертельным исходом БТС публикует ежегодно отдельный обзор, который именуется «Перечень несчастных случаев на производстве со смертельным исходом». Пострадавшие на производстве в США делятся на три категории. Первая категория включает менее серьезные случаи, которые не связаны ни с потерей рабочих дней, ни с потерей нормальной трудовой активности. Вторая – это случаи, связанные с ограничением обычной трудовой способности. Третья категория – это более серьезные случаи, которые приводят к утрате трудоспособности на один рабочий день или более.

За этими данными следит Управление по безопасности труда на производстве (УБТП), которое стало основным исполнительным органом, обеспечивающим выполнение закона на всей территории США. Кроме того, в каждом штате приняты свои законы и созданы исполнительные органы в сфере безопасности труда. УБТП и соответствующие департаменты труда штатов выпускают детальные предписания, предусматривающие, в частности, ограничения по использованию опасных материалов, требования к вентиляции производственных помещений, к водоснабжению, хранению производственных отходов и т. д.

Страхование от производственного травматизма во всех штатах предусматривает два типа компенсационных выплат: оплату медицинских услуг и денежные пособия пострадавшим. Медицинское страхование от производственного травматизма – самая полная и всеобъемлющая программа медицинского страхования, существующая в США. Она предусматривает 100%-ную оплату предпринимателем любых медицинских услуг, которые могут потребоваться в связи с полученной травмой. Получив уведомление о произошедшем несчастном случае, предприниматель должен немедленно обеспечить первую помощь, лечебное, хирургическое, больничное обслуживание и уход, а также оплату лекарств, костылей, протезов и др. Если предприниматель не обеспечивает необходимое медицинское обслуживание, комиссия штата по страхованию от производственного травматизма может предписать, чтобы пострадавший получил обслуживание и необходимые предметы за счет предпринимателя.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...