Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«АвтоВАЗ»: мы до неузнаваемости изменили переднюю часть автомобиля

Директор по дизайну «АвтоВАЗа» Стив Маттин — об облике будущего кроссовера Lada, новой дизайн-студии в Москве и своих ощущениях от работы в российском автоконцерне
0
«АвтоВАЗ»: мы до неузнаваемости изменили переднюю часть автомобиля
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

— На днях объявлено об открытии дизайн-студии в Москве. Вы заняты разработкой моделей на «АвтоВАЗе» с осени 2011-го. С чем связана необходимость в собственной студии?

— Решение о создании студии было принято до моего прихода в команду «АвтоВАЗа», и я полностью поддерживаю эту идею. Фактически это создание некоего филиала тольяттинской студии, и наличие двух центров дизайна вполне оправданно. Совершенно необходимо иметь студию там, где производятся автомобили, но и иметь центр стиля в культурной столице, которая будет вдохновлять дизайнеров, тоже нужно. Всё очень логично, Москва — большой город, насыщенный культурными мероприятиями, творческой атмосферой, которая будет питать дизайнерский ум, заставлять его креативить.

По моему мнению, расположение студии в Москве поможет нам в привлечении наиболее талантливых специалистов. И есть еще один аспект. Когда я пришел на «АвтоВАЗ», то увидел недостаток профессионального ресурса, именно в количественном плане. В компании трудятся действительно талантливые дизайнеры, но их мало, а учитывая, насколько амбициозные задачи ставит перед собой «АвтоВАЗ», необходимо изменение ситуации. Поэтому был набран новый штат, и поиски специалистов продолжаются.

— Рассматривается ли вариант, при котором студия будет выполнять сторонние заказы?

— Нет, об этом речь не идет. Сейчас мы сосредоточены исключительно на бренде Lada, у нас много задач.

— В новой студии на 400 кв. м будет работать десяток человек. Будут ли в новой студии работать иностранцы? Или только россияне?

— Мы готовы работать с любым талантливым специалистом независимо от его гражданства, национальности. Мы абсолютно открыты — даем рекламу в интернете, работаем с учебными заведениями, принимаем участие в зарубежных автосалонах и выставках. Вместе с тем мы понимаем, что привлечь российского специалиста проще — и с экономической точки зрения, и с точки зрения того, что он больше понимает менталитет российского потребителя и специфику страны. В идеале хотелось бы сотрудничать с российскими дизайнерами, у которых за плечами определенный опыт работы в зарубежных компаниях. В целом мы будем стремиться к тому, чтобы выращивать таланты внутри компании.

— Расскажите, пожалуйста, про рабочий процесс — вкратце от идеи до воплощения. Чем новый процесс будет отличаться от той работы, что была у вас до этого? Вы будете сами заняты в Москве?

— Дизайнер всегда остается дизайнером, и рабочий процесс — от набросков на листе бумаги до создания полномасштабного макета — в принципе схож в любой автомобильной компании. Специфика «АвтоВАЗа» заключается в том, что московский дизайн-центр будет неким мозговым центром, здесь будет рождаться множество идей и воплощаться в 3D-моделях, а макетирование и создание прототипов будут происходить в Тольятти, поскольку именно там есть необходимый инструментарий.

Но вместе с тем наличие дизайн-студии в Москве не отменяет творческой работы тольяттинского дизайн-центра, там тоже будут создаваться эскизы и разработки. Просто у нас будет больше вариантов для выбора и мы будем выбирать лучшее, то, что больше соответствует нашим задачам. Я в основном всю неделю нахожусь в Тольятти, четыре дня, а в пятницу лечу в Москву. Фактически буду жить и работать на два города, потому что приходится курировать весь процесс и быть в курсе очень многих вещей. В Тольятти у меня очень жесткий график — встречи, мероприятия, а Москва позволяет переключаться, что очень важно в моей творческой работе.

— Сколько ваших идей отвергло руководство «АвтоВАЗа»? Часто ли общаетесь с директорами?

— Меня пригласили в компанию, прежде всего именно потому, что мне доверяют и признают мой опыт. Мы часто общаемся с господином Комаровым, и самое главное — обозначить в начале процесса цели и задачи. Когда есть понимание, что должно получиться в итоге, творческий процесс выстраивается уже под результат. Круг моих функций не ограничен только дизайном, я вовлечен в работу по производству автомобилей, тесно работаю с конструкторами, также занимаюсь вопросами представления машины, создания имиджа бренда.

— В числе ваших последних работ — Volvo S60 и XC60, в них реализованы в том числе такие тенденции, как использование вспомогательных «внутренних» фар, как на Mercedes-Benz E-класса. Будут ли такие решения применены в новых Lada?

— Я воздержусь от рассказа о конкретных творческих решениях и будущем облике автомобилей Lada. Поймите меня правильно, это конфиденциальная информация. Думаю, ответы на эти вопросы вы найдете, посетив Московский автосалон, где будет представлена новая разработка, концепт-кар. Если в целом говорить о том, как может повлиять мой опыт работы с марками Volvo и Mercedes, то я обладаю большими знаниями, как сделать автомобиль с нуля, какие пропорции и формы он должен иметь, как выстраивать весь инжиниринговый процесс и, конечно же, как представить автомобиль общественности. Это тоже крайне важно. Единственное, что могу сказать, приоткрыв завесу тайны, — вы будете удивлены, потому что мы до неузнаваемости изменили переднюю часть автомобиля, фактически его «лицо».

— И все-таки новая разработка, которую покажут в августе, — это будет 5-дверный кроссовер? Длинный, высокий и семейный? Или больше городской и с низкой подвеской, как ваш Mercedes A-класса?

— Опять же, какой-то конкретики вы от меня сейчас не услышите. Одно скажу: будущие автомобили Lada изменятся, в них будут заложены динамика, экспрессивность, уверенность, уникальность. Первые автомобили «новой волны» начнут выпускаться в 2015 году. Уверен, они понравятся потребителям, как тем, кто сейчас ездит на автомобилях Lada, так и нашим потенциальным клиентам.

— Над какими еще проектами вы работаете?

— Сегодня мы сконцентрированы на  автомобилях класса B, на платформе Lada B: это модель Lada Priora второго поколения и ее соплатформенники. Плюс кроссовер и новая Lada 4Х4. У нас уже есть большое количество набросков, рисунков и чертежей.

— Какие основные тренды вы можете назвать в автомобильном дизайне сейчас?

— Сейчас всё больше внимания уделяется безопасности автомобилей, в это вкладываются очень большие деньги. Поэтому безопасность многое диктует во внешней и внутренней форме машины. И любые направления дизайна, будь то ретро-стиль или геометрический дизайн, все равно заточены под требования безопасности.

— Будут ли подвергаться рестайлингу существующие модели?

— Да, мы планируем фейслифтинг существующего модельного ряда — автомобилей Granta, Kalina и Priora.

— Сейчас редкие автопроизводители держат на рынке модели более трех лет. Что вы думаете об этом? Готовы ли вы работать в таком темпе?

— Я думаю, самое главное, чтобы компания была готова работать в таком темпе. И судя по изменениям, которые сейчас на «АвтоВАЗе» происходят, регулярное обновление модельного ряда — задача вполне достижимая.

— Петер Шрайер после работы в Audi дал новое лицо Kia. Довольны ли вы на текущий момент тем, что получается?

— Я здесь, чтобы вдохнуть новую жизнь в облик автомобилей Lada, изменить эмоциональное отношение потребителей  к бренду. И если я не буду сам получать удовольствие от процесса, от идей, от результатов, как я могу ждать позитива от покупателей? Конечно, я доволен тем, как движется процесс. Я не ставлю дизайнерам рамок, они полностью свободны в своем творчестве. Мы хотим сделать Lada излучающей уверенность, чтобы потребитель гордился тем, что ездит именно на машине этой марки. Конечно, мы не хотим отдавать конкурентам сегмент экономкласса, и я в том числе хочу разрушить миф о том, что красивый автомобиль — обязательно дорогой. Вовсе нет! Красота — в  гармонии, пропорциях, настроении, которое создается, когда ты смотришь на эту машину.


Читайте также
Комментарии
Прямой эфир