Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
Байден не смог произнести название наночипов во время выступления в Аризоне
Армия
МО сообщило об уничтожении более 130 солдат ВСУ на краснолиманском направлении
Мир
Более 70 ракет HIMARS уничтожены при ударе по складу в Кривом Роге
Мир
Глава МО Сербии назвал ситуацию на севере Косово взрывоопасной
Армия
Военные РФ поразили пункт дислокации иностранных наемников в Харьковской области
Экономика
ТЦ в Москве могут опустеть на 20% в 2023 году
Мир
Лавров указал на возрождение в Германии «чувства превосходства» на фоне русофобии
Мир
Грушко предрек провал попыткам США исключить Россию из G20
Мир
Экоактивисты облили краской вход в театр «Ла Скала» в Милане
Мир
СБУ проводит проверки на объектах УПЦ в ряде областей Украины
Мир
Лавров заявил о вероятности расширения БРИКС до 15–17 стран
Авто
В РСА предложили увеличить штраф за отсутствие ОСАГО

Роман британца Макгрегора получил €100 тыс. благодаря московским библиотекарям

Российских авторов среди претендентов на IMPAC Dublin Literary Award не было
0
Роман британца Макгрегора получил €100 тыс. благодаря московским библиотекарям
Фото: impacdublinaward.ie
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Лауреатом престижной литературной премии IMPAC стал британский писатель Йон Макгрегор. Приз в €100 тыс. он получит за роман «Даже собаки».

Премия, учрежденная городским советом Дублина и инвестиционной компанией IMPAC, вручается с 1996 года. Это одна из немногих знаменитых премий, на которую могут претендовать авторы из разных стран.

Единственное условие для иностранных соискателей — чтобы номинированный роман был опубликован в переводе на английский. Номинантами выступают библиотеки со всего мира: от Нигерии до Эстонии. Среди лауреатов прошлых лет — Герта Мюллер, Мишель Уэльбек, Орхан Памук.

Среди претендентов на премию в этом году было довольно много именитых авторов, в том числе Дженнифер Иган, Иэн Макьюэн, Пол Остер, Джонатан Коу, Джонатан Франзен, Анна Гавальда и Ю Несбё.

Роман-победитель был выдвинут на премию Всероссийской государственной библиотекой иностранной литературы им. М.И. Рудомино. И в прошлые годы «Иностранка» проявляла хороший вкус:  в 2010-м на премию были выдвинуты несколько достойных романов, в том числе последние книги Дэвида Лоджа и Аравинда Адиги. До этого были Мюриэл Спарк и Грэм Свифт.

Роман Макгрегора, 36-летнего писателя, в чьем послужном списке — премия Сомерсета Моэма, пока не переведен на русский. Самый краткий пересказ характеризует его так: «роман об алкоголике, который умер в Рождество». Друзья главного героя, тоже алкоголики и наркоманы, собираются вместе, чтобы помянуть его. Но выясняется, что разговаривают тени усопших.

Московские библиотекари увидели в романе «надежду на то, что человечество выживет и в нечеловеческих условиях». Международное жюри назвало роман «бесстрашным экспериментом» и особо похвалило «писательскую технику».  

Директор ВГБИЛ Екатерина Гениева обрадовалась победе ирландского писателя.

— Мы попали в самую точку. Роман сделан мастерски, в традиции Джойса и Беккета. Это очень жесткое повествование, описание жизни в трущобах. Книга была подарена нам ирландским посольством. Она есть в нашей библиотеке, но, кажется, сейчас уже на руках. Перевод романа в планах нашего издательства, — сказала Гениева.

Однако на вопрос, почему «Иностранка» последние годы не выдвигает российских авторов хотя переводы на английский есть, Гениева ответила, что переводов «все-таки недостаточно». Она также напомнила, что наши писатели «получают достаточное количество отечественных литературных премий». В качестве примера были названы Людмила Улицкая и Михаил Шишкин.

Видимо, дело в том, что те, кого переводят и издают в Британии и в Америке, действительно успевают собрать урожай премий на родине. Однако почему-то никто не мешает библиотекарям других стран выдвигать на Дублинскую премию таких знаменитостей, как Мишель Уэльбек или Джонатан Франзен.

Возможно, что у номинаторов существует какие-то негласные правила вежливости — наподобие застольного этикета, который предписывает рассаживать представителей одной семьи по разные стороны стола. Так, в 2001-м роман Виктора Пелевина «Чапаев и пустота» тоже выдвинули не «свои», а «соседи» — поклонники из Хельсинкской библиотеки. Хотя в этом году были и противоположные примеры: Белградская библиотека, например, выдвинула местных авторов — даже сразу несколько. 

Читайте также
Реклама
Комментарии
Прямой эфир