Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Для меня последний звонок стал первым. Завершив обязательное образование, я занялся необязательным и, не считая научно-фантастического предмета «Политэкономия социализма», учу с тех пор только то, что хочется. Последняя книга, которую я прочитал не из любви, а по необходимости, называлась «Правила вождения автомобиля в штате Нью-Джерси».

Роскошь необязательных знаний — достойный соблазн, потому что эта страсть — одна из немногих — безопасна, необременительна и доступна. Особенно после того, как четверть века назад в Америке появилась фирма Great Courses, открывшая золотое дно Академии. Для этого ей пришлось выбрать из полумиллиона профессоров полпроцента лучших и записать их курсы на продажу. Сегодня я уже прослушал почти половину.

Первым приобретением были 48 лекций по истории музыки. Они открыли мне глаза (точнее — уши) на классический репертуар, который в молодости я считал уделом снобов. Покоренный новинкой, я пригласил лучших американских профессоров в мою жизнь и превратил их в постоянных спутников. Они сопровождают меня повсюду — в лесу, машине, самолете, на велосипедных прогулках, на пляже, в ванной, даже на кухне за приготовлением обеда. Не торопясь, со вкусом, толком и расстановкой я выслушал множество лекций по самым разным, но одинаково увлекательным областям знаний. Тут были 70-часовой курс истории философии, 50 лекций о мировых религиях, «Квантовая механика для поэтов», биографии Леонардо, Макиавелли и Черчилля, тайны американской конституции, история оперы, парадоксы Ницше, мысли Сартра, всё, что известно про античность, судьба Китая, основы психологии, полемическая серия об искусственном интеллекте, история джаза, обзор шекспировских хроники, а также Бах и Джойс, про которого мне пришлось слушать дважды.   

Страшно сказать, но на сегодняшний день я прослушал около 5 тыс. лекций, составивших «мои университеты». Став фанатиком записанного знания, я не без облегчения обнаружил себе подобных. Среди них оказались сенаторы, банкиры, актеры (Ник Нолте, Стив Мартин, Вуди Аллен) и, к моей радости, немало соотечественников.

Оказавшись обладателем «бесполезных», как их зовет мой коллега Пахомов, знаний, я превратил учебу в хобби, не уступающее ни рыбалке, ни выпивке. Но для тех, кто ищет  пользы, а не простых удовольствий, в Америке  открылся более практичный путь.

Согласно статистике, в США находятся 77 из 200 лучших университетов мира. Они, веками собирая интеллектуальные сливки планеты, создали уникальную фабрику элиты. Здесь дают не профессию, а образование, годное на то, чтобы учить и переучиваться,  открывать и делиться, решать и править. Попасть сюда могут единицы. Денег и аттестата отличника отнюдь недостаточно. От абитуриентов требуют недюжинной воли, изобретательности, сострадания и экзотических навыков. Хорошо, например, выучить кантонский диалект китайского, освоить арфу или провести год в Африке, борясь с малярией. Строжайший отбор ставит непреодолимый для подавляющего большинства барьер и плодит неравенство почище Уолл-стрит.

Между тем прогресс, как это всегда с ним бывает, предложил срезать дорогу, открыв дистанционное образование. Йель и Гарвард уже выложили в Сеть — совершенно бесплатно — лекции своих лучших преподавателей. То, что составляло привилегию тысяч, оказалось  доступно всем, у кого есть интернет и начатки английского (профессоров, как я убедился на долгом опыте, понимать уж точно проще, чем голливудских ковбоев и гангстеров).

Но это только начало. В конце нынешнего учебного года Стэнфордский университет, калифорнийская звезда американских вузов, создал интернетскую академию Coursera, которая предлагает уже настоящую, а не только пассивную учебу. Новая техника — Skype, Facebook и прочая малопонятная мне коммуникативная фауна — сделала возможным надлежащий контроль и полноценное общение. Здесь всё, как раньше: вопросы, семинары, экзамены и дипломы, только — на сотни тысяч студентов из всех стран мира и за символическую плату. Учебный год в Стэнфорде стоит 40 тыс., дистанционный курс — $100, для любого и каждого. Неудивительно, что за месяц записался 1 млн студентов. Не считая американцев и англичан, больше всего из Бразилии и России, но есть и из Ирана.

Демократическая революция в образовании, обещающая всем шанс, который раньше был завидной форой, уже через пять лет, как предсказывают эксперты, перевернет доску. Компьютер ведь всё удешевляет — почти бесплатными стали книги, песни, фильмы.  Приходит пора знаний.

Открыв двери в Сеть, станут массовыми и общедоступными лучшие университеты. Что, говорят скептики, упразднит их смысл: зачем кампус, когда есть экран?

Однако где инь, там и янь. Отдав то, что можно, всем, избранным университет оставит подлинно высшее образование: тет-а-тет. Демократический переворот ведет за собой  аристократический, который вернет смысл старинным понятиям: Академия, как у Платона, Лицей, как у Аристотеля, Университет, как в Оксфорде.

— Настоящая мудрость перетекает из головы в голову, — говорил не веривший в тираж Сократ, — как переливается вода из одного сосуда в другой по шерстяной нитке.  

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...