Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир

Что доносит российская словесность на школьных уроках

Заместитель научного руководителя ВШЭ Лев Любимов — о том, почему необходима переподготовка преподавателей литературы
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Мы возвращаемся к гуманитарному образованию в школе. На очереди — предмет, который скорее утаивает от школьника свое реальное содержание, чем делает доступным его духовные источники. Речь о литературе.

Литература — важнейший для гуманитарного образования  и интеллектуального развития школьника предмет. Литература — богатейший источник смыслов. Она сама обучает читателя увидеть в тексте передаваемые автором смыслы поступков его Я или Других, объяснить их происхождение, оценить их приемлемость (или наоборот) для Меня и отвергнуть либо принять (даже «присвоить», включить в копилку собственного социального опыта).

Литература — это огромный мир текстов, а сам мир — это текст. Язык — неявный образ мира. Язык сложного, культурно-насыщенного мира — язык, всегда выдающийся и стремящийся к совершенству. Такими были древнегреческий и латынь. Человек, знающий два языка, удваивает свою способность к рефлексии, ибо извлекает из текста больше смыслов, а сами смыслы становятся более глубокими, точными. Это развивает мышление, а вместе с ним и личность, ее культура через удвоенное смыслопостижение усложняется быстрее.

Несколько поколений наших соотечественников «проходили» на уроках литературы нечто такое, что не имело отношения к замыслам авторов этой литературы. Все это началось давно, когда гуманистические смыслы великой русской литературы были подменены совершенно иными смыслами, изобретенными возникшей в 40-е годы XIX века революционно-демократической критикой.

Эти годы русскими мыслителями Серебряного века не зря были названы «роковыми сороковыми». Именно тогда благодаря В. Белинскому и его последователям ревдемкритика взяла на себя роль толкователя смыслов великой русской литературы. А сами эти смыслы она видела сквозь избранный ею критерий  утилитарности литературы: служит или не служит то или иное произведение целям грядущей революции. Эта линия литературной критики прервалась лишь 20 лет назад, на 170 лет отгородив российского читателя от смыслов произведений Пушкина, Лермонтова, Гоголя, Тургенева, Достоевского, Толстого, Чехова, Булгакова, Шолохова, Пастернака и др.

Но в современной российской школе тяжелые следы этой критики прочно впечатались в содержание уроков русской словесности. Эти уроки, как правило, несут и смыслы, выдуманные белинскими-крупскими, и технологии их трансляции. Всё это, кстати, содержится и в контрольно-измерительных материалах для проведения ЕГЭ.

Странно, что спустя 20 лет после падения большевизма знать нигилистские упражнения Писарева или Добролюбова обязательно, а труды Н.А. Бердяева или И.А. Ильина — нет. Странно, что уроки литературы не вооружают учащихся компетенциями текстологии.  

Сегодня эти работы изданы вновь, они пользуются спросом, но только не в учительском сообществе и не среди тех, кто определяет содержание уроков словесности. Однако подобная же и еще более глубокая экспертиза произведений русской литературы происходила и в последние 20 лет. Ее основой стали философская антропология, культурология и социология русской истории и русской литературы, этнология. Речь идет о фундаментальных исследованиях, которые помогли увидеть в русской литературе многие сквозные линии, выявленные в контексте  понимания ею глубочайшего кризиса российской культуры в XX–XXI веках. Эти исследования начисто неизвестны нашему  учительскому сообществу.

Эти исследования показали, что, начиная с А.С. Пушкина и кончая современным писателем В.Ерофеевым, наша литература несла в общество идеи модерна, Просвещения, гуманизма, эстетическими средствами противостояла архаико-локалистской и авторитарной культуре общества. Она манифестировала культуру интеллектуальной свободы, императивной значимости идеи личности, выявляла пороки локалистской матрицы живущего вне общества и государства «маленького человека», двуличия левой интеллигенции. Она могла стать мощным медиационным механизмом для преодоления традиционной манихейской культуры русского общества — культуры, которая блокировала и сегодня блокирует развитие личностного потенциала россиян, подталкивая социальную энтропию, упрощая культуру и общества, и индивидов.

Могла стать, но не стала. На ее пути оказался «могильщик русской культуры (А.Блок)» — В. Белинский и революционно-демократическая литературная критика. Можно дать нашим детям 100 произведений русской литературы (актуальнейшее предложение Путина), но они будут проинтерпретированы нашим учительским сообществом в том же «могильном» ключе, как это и было почти все последние 100 лет. Оно будет по-прежнему доказывать, что «Преступление и наказание» — это роман об угнетенных и обиженных, а не о том, что в России стремление к высоким вершинам добра, как правило, превращалось в насаждение неслыханного зла (М.К. Мамардашвили).

Изменение гуманитарного образования в школе нужно начинать с переподготовки всех учителей словесности, передав им знание о подлинных авторских замыслах и смыслах нашей литературы, верное понимание которых на Западе сделало произведения наших писателей почитаемыми шедеврами мировой классики, а у нас, увы, учебными пособиями для революционных идеек писаревых и крупских. Но кроме такой переподготовки полезно было бы моим коллегам учителям самим взяться за изучение трудов упомянутых выше выдающихся русских мыслителей и работ современных исследователей.

 Автор — заместитель научного руководителя Высшей школы экономики

Читайте также
Реклама
Комментарии
Прямой эфир