Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Во мне видят улыбчивого мальчика — хочется сломать этот стереотип»

Сергей Лазарев — о серьезных ролях, превращении в женщину и о том, как в его возрасте тянет на хулиганство
0
«Во мне видят улыбчивого мальчика — хочется сломать этот стереотип»
Сергей Лазарев, фото: LIFENEWS
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

11 и 12 мая на сцене Театра им. А.С. Пушкина премьера — «Таланты и покойники» по пьесе Марка Твена. В постановке Евгения Писарева популярный певец Сергей Лазарев сыграет сразу две роли — мужскую и женскую. Накануне премьеры «Известия» встретились с певцом-актером.

Вы с успехом играли в спектакле «Одолжите тенора». Что заставляет популярного и успешного певца вновь и вновь возвращаться на театральные подмостки?

— Поступив в Школу-студию МХАТ в 16 лет, я связал себя с актерской профессией. Для меня игра в театре — не прихоть, не пиар, а творческая потребность. Я это могу, я это умею, я этого хочу. Ради подготовки «Талантов и покойников» я отменил все выступления и полностью сконцентрировался на спектакле. За это время я успел соскучиться по музыкальной сцене, у меня возникли новые идеи, я эмоционально обогатился. 

Тяжело окунуться в репетиционный процесс после длительного перерыва?

— Безусловно, но спасало то, что я уже семь лет играю 2–3 раза в месяц спектакль «Одолжите тенора». Сноровку не потерял, зал чувствую. Одно из главных отличий музыкальной сцены от театральной в том, что в театре ты играешь в команде. На музыкальной сцене я — ведущий, внимание сконцентрировано в основном на мне. В рамках концерта можно исправить ситуацию финальным блоком суперхитов, в театре — нет. На музыкальной сцене реакция публики зависит от того, насколько я выложился, здесь ответственность распределена между актерами: если кто-то плохо или неточно играет, валится весь спектакль. Я был морально готов к спектаклю. Мы год вынашивали эту постановку, планировали ее, выбирали пьесу. Когда начались репетиции, я понял, что ребята-актеры чаще выпускают премьеры и больше готовы к каким-то внештатным ситуациям. Мы репетировали в сжатые сроки — на спектакль было отведено всего два месяца. Первое время паниковал, что у меня что-то не получается, но постепенно обрел уверенность, что спектакль сложится. 

—  А чем вас этот материал зацепил?

— «Таланты и покойники» — это комедия положений с переодеванием. Я играю сразу и мужскую, и женскую роли. Нужно играть так, чтобы было легко, смешно и не пошло. Евгений Писарев считает, что эта роль для меня — прощание с юностью и мальчишеством. Я с ним абсолютно согласен. Мечтаю через два года сыграть в серьезном драматическом материале, а пока у меня такой возраст, что можно хулиганить.

— Когда Александр Калягин играл донну Розу Дальвадорес в комедии «Здравствуйте, я ваша тетя», он говорил, что играл не женщину, а мужчину, изображающего женщину. Какими приемами пользуетесь вы?

— Перед постановкой я просматривал великие фильмы, где мужчины играли женщин, чтобы что-то  подсмотреть, какие-то ходы примерить на себя. Я думаю, что в какие-то моменты Калягин в своей гениальной работе все-таки играл женщину, а не переодетого мужчину. Секрет в этом. 

По сюжету мой герой вынужден носить платье, он не сразу перевоплощается в женский образ. И я поставил для себя задачу так: зритель должен полюбить его и в образе мужчины, и в образе женщины. Но для меня будет победой, если в финале им будет жаль расставаться с женским воплощением Жана-Франсуа.  

Вы прицельно работаете с Евгением Писаревым, наверняка другие режиссеры предлагали вам роли?

— Я знаком с Евгением Писаревым более 10 лет, в Школе-студии МХАТ он преподавал у меня актерское мастерство. Я благодарный ученик, когда я вижу, что люди мне что-то дают, всегда благодарю. Я очень верный, если буду что-то делать, то только в Театре им. А.С. Пушкина. Писарев знает мою комедийную сторону, но он знаком и с моими драматическими способностями. Вытащить из меня драматического актера может только он. Другому человеку я не позволю в себе копаться, здесь нужно абсолютное доверие. 

— А нет у вас проблем с партнерами по сцене? Они вынуждены играть в репертуаре театра, скакать зайками и котами в утренниках, а вы приходите, как звезда на одну роль?

— В Театре имени Пушкина прекрасные спектакли и замечательные актеры. У нас хорошие отношения. Ребята видят, что я пашу на репетициях столько же, сколько они, иногда даже больше, потому что не нахожусь в такой актерской форме, как они. В постановке заняты мои однокурсники и ребята помладше. С 11 до 21 я сконцентрирован на работе в театре, даже к телефону не подхожу — оставляю его в гримерке. И в «Теноре», и в «Талантах» я постоянно нахожусь на сцене, в рамках очень динамичного сюжета. После каждого спектакля я на 2 кг худею, с меня пот льется, как из ведра. Это тяжелая работа, от которой я получаю удовольствие.

— Что бы вам хотелось сыграть через два года?

— Человека из другой эпохи в каком-нибудь классическом произведении. Например, Достоевского. После роли Алеши Карамазова почему бы не сыграть Князя Мышкина?

— Вас не смущает, что по амплуа вы не похожи на «человека Достоевского»? 

— Знаю, все видят во мне светлого, позитивного, улыбчивого мальчика. Хочется сломать этот стереотип, потому что я разный. Я не боюсь рисковать и бросать вызов самому себе.

Комментарии
Прямой эфир