Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

На днях в самолете, возвращаясь из деловой поездки в Европу, прочитал статью в журнале о том, какой была Россия ровно 100 лет назад. Поймал себя на мысли, что в истории многое повторяется, пусть не по событиям, но по духу и состоянию общества.

На самом деле, в 1912 году Россия жила лучше, чем когда-либо раньше. Позади была крайне неудачная Русско-японская война и страшные годы «русской смуты» с ее солдатскими бунтами, погромами, перестрелками в центре столиц. «Смута» в конце концов привела к Конституции, Государственной думе, премьер-министру Петру Столыпину, развязала свободу слова, позволив интеллигентам безнаказанно печатно и устно рассуждать о судьбах России.

Я здесь вижу прямые аналогии с тем, что было у нас в «лихие 1990-е годы». Их ведь тоже многие называют «смутным временем».

После этого Россия стала восстанавливаться. Столыпинские реформы привели к устойчивому экономическому росту, люди стали лучше жить, появился рабочий класс, прослойка среднего класса. Пусть пока и явно недостаточная. Повысилась политическая активность населения.

В 1912-м темпы роста ВВП поражали воображение. Никогда за всю историю страны экономика не развивалась так быстро, удваивались, а то и утраивались все показатели. Скажем, выплавка чугуна в 1910 году составляла 186 млн пудов, а в 1912 году уже 256 млн, а основной капитал российских машиностроительных заводов за три года вырос со 120 до 220 млрд рублей. Средний годовой заработок рабочего на электростанции составлял 447 рублей (для сравнения: простой техник получал 1,5 тыс. рублей в год, а специалист-инженер — 2,4 тыс.), на машиностроительных заводах — 425 (в 1901 году средний рабочий получал в год 201 рубль).

Но кроме этих позитивных экономических параллелей я вижу и другие, не менее прямые, но вот только вряд ли позитивные.

Рост экономики и тогда и сейчас почему-то совпадает с упадком морали в обществе. Благосостояние граждан росло, в стране ежегодно издавалось 71 млн книг, выходило 440 ежедневных газет, а вот моральные ценности явно деградировали.

Роль интеллигенции, традиционных конфессий была деструктивной, каждый тащил одеяло на себя. Результатом этого разброда и шатаний стала Февральская революция, которая быстро переросла в братоубийственную войну.

Цифры сегодняшней экономической статистики тоже впечатляют. Но если в поисковой строке «Яндекса» набрать фразу «Россия занимает место в мире», то можно узнать, что наша страна выбилась в мировые лидеры по: абсолютной величине убыли населения; числу разводов и детей, рожденных вне брака; числу детей, брошенных родителями; количеству самоубийств среди детей и подростков; количеству абортов и материнской смертности; объему потребления героина (21% от мирового производства); объему продаж крепкого алкоголя; числу курящих детей.

И параллельно с этим идет совсем другая статистика. Если в 1988 году, когда РПЦ торжественно отмечала 1000-летие крещения Руси, в ней насчитывался 21 монастырь, 6893 прихода, две духовные академии и три духовные семинарии, то через 20 лет монастырей уже стало 478, почти 30 тыс. приходов и больше 11 тыс. воскресных школ.

Все бы хорошо, но поставленные рядом эти факты явно не радуют. Как так получается, что кругом все больше верующих и при этом все больше абортов, разводов, пьяных и сирот?

Когда возникают такие неприятные вопросы, то взгляды, как правило, сразу устремляются на государство, на политиков, президента, чиновников. Но справедливо ли это?

Вернемся к недавним президентским выборам. Они наглядно показали, что ни кандидаты, ни оппозиция, ни общество в целом не смогли сгенерировать какие-то свежие идеи, способные увлечь людей. Вся борьба сосредоточилась на левом, и в лучшем случае на левоцентристском фланге. Но на этом поле главным игроком, безусловно, оставался Владимир Путин. Поэтому итог выборов был закономерен. И легитимен. А вот определение «честные выборы» я оставляю за скобками, потому что это слово относится к области эмоций.

Однако основную проблему я вижу не в том, что у нас нет политической системы или она какая-то ущербная. Я предлагаю поставить вопрос по-другому. Ни в одной стране мира я не видел, чтобы на автозаправках сначала платили за бензин, а потом его наливали. Хотя очевидно, что бензоколонкам выгоднее делать наоборот — это давало бы им дополнительный оборот. Но они просто не доверяют автомобилистам, потому что те могут уехать не заплатив. Даже на ВР были вынуждены поставить заправщиков, которые без чека машину не отпускают.

Это что, вина правящей партии, оппозиции или следствие отсутствия свободы слова? Думаю, нет. На мой взгляд, обществу очень важно сосредоточиться на каких-то духовных цементирующих ценностях и продуцировать новые идеи, чтобы Россия могла стать лидером в мире. И в этом смысле мяч на стороне самого общества, потому что политики свою работу уже сделали, обеспечив стабильность в стране.

 Автор — член наблюдательного совета Московского кредитного банка.

Комментарии
Прямой эфир