Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Зачем поддерживать премьера, который собирается стать лидером ЕР»

Лидер «Справедливой России» Сергей Миронов — об отношении к Медведеву, конфликтах внутри партии и вариантах своего будущего трудоустройства
0
«Зачем поддерживать премьера, который собирается стать лидером ЕР»
Фото: Глеб Щелкунов
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

— Владимир Путин уже не раз говорил, что премьером станет Дмитрий Медведев. Вы сказали, что Медведева не поддержите. Почему?

— На съезде «Единой России» была заявлена такая рокировка — Путин в президенты, Медведев в премьеры. Мне не нравится, что все за нас порешали. Медведев неоднократно говорил, что собирается возглавить «Единую Россию». А мы принимали решение, что предложения ЕР и выдвиженцев от нее не поддерживаем, как правило. Зачем мы будем поддерживать премьера, который намерен стать лидером «Единой России»? Мы находимся в оппозиции.

Если Путин скажет о необходимости реализации правительством идеи о налоге на роскошь, принятии закона о стройсберкассах, введении прогрессивной шкалы подоходного налога как о мерах реальной борьбы с коррупцией и для решения этих задач предложит кандидатуру Медведева — это другой поворот.

Вопрос решим после инаугурации 7 мая.

— Вы говорили, что будете рассматривать предложения по участию в будущем правительстве, если они поступят. В каком министерстве или отрасли вы бы хотели себя проявить?

— Да, я готов буду их рассматривать по одной причине — я считаю себя профессиональным законодателем. Я не боюсь работы в исполнительной власти, я считаю, что у меня и там получится. Но для меня принципиально важным будет то, где я принесу больше пользы. Никакие ведомства, министерства я сейчас не рассматриваю. Пока никто ничего не предлагал. Если какие-то идеи возникнут, то это будет уже после инаугурации Владимира Путина, после 7 мая.

— Многие уже успели подумать, что Миронов опять во властные структуры собирается. Мол, партия, как и сам лидер, может стать менее оппозиционной…

— Если предложения поступят, будем рассматривать. «Сергей Михайлович, предлагаем вам стать младшим дворником старшего помощника» — но вот этого мне не надо. Я политик, партийный деятель, дважды провел партию в Госдуму. У нас третья по величине фракция. С точки зрения трудоустройства мне вперед бежать не нужно, я же не безработный. А вдруг предложение будет такое, что есть смысл согласиться. Я же не знаю, пока рано об этом говорить.

— Ходили слухи, что вам предлагали министерский пост в будущем правительстве, но взамен вы якобы должны оставить руководящие позиции в «Справедливой России». Так ли это?

— Нет, конечно, это бессмысленно. Я член партии, я сосредоточился сейчас на идеологической работе, возглавляю совет палаты депутатов. А председателем партии является Николай Левичев.

Если раздаются голоса о смене лидера партии, я готов эти вопросы обсуждать. И я сегодня объявил, что 5 апреля мы проведем заседание Центрального совета партии. Там же мы начнем широкую внутрипартийную дискуссию о выработке стратегии развития нашей партии, в том числе о принципах ротации нашей партии. Я не вечен, мы должны думать о том, кто заменит нас с Николаем Левичевым, кто поведет партию дальше. Это должны быть люди моложе нас, но с опытом.

— Вы таких людей сейчас видите?

— Я сейчас могу просто перечислить депутатов, которые зарекомендовали себя как бойцы. Глава московского отделения Александр Агеев, владимирского — Антон Беляков. Александр Бурков (Екатеринбург), Валерий Гартунг (Челябинская область), Сергей Доронин (Кировская область), Михаил Емельянов (Ростов), Алексей Казаков (Смоленск), Андрей Крутов (Иркутск), Олег Михеев, Олег Нилов, Андрей Озеров. Все они могут занять высшие руководящие посты в партии. Все они могут занять позицию председателя партии.

Есть молодой Дмитрий Гудков, но у него нет парламентского опыта, пусть подучится. У него есть «Молодые социалисты России». Но это группа его товарищей в Москве, а региональных отделений нет. Внутри он систему создать не может, потому что пока не умеет это делать.

— То есть речь идет о внутрипартийном отборе, приглашать никого не будете?

— Нам со стороны вообще никто не нужен.

— А как же разговоры о лидере «Левого фронта» Сергее Удальцове?

— Пускай он для начала научится партийной работе и дисциплине. Я обратился к судье, который выносил ему наказание, с просьбой выпустить его на поруки. Потому что считаю неправильным, что его арестовывают, а он там голодовку объявляет. Но после освобождения он ничего лучше не придумывает и идет на несанкционированный митинг, где его снова арестовывают. Ты будь ответственным!

Он считает, что так нужно действовать, а я считаю, что нужно пробиваться в Думу, создавать партию, получать доверие россиян. Заставлять фракцию «Единая Россия» голосовать как надо. Здесь ставить вопросы, используя трибуну. С моим опытом я считаю этот путь правильным. А выходить туда, где сто человек собрались побузить, и тебя в очередной раз в кутузку… Ты время тратишь и молодость свою. Это моя точка зрения, у него своя жизнь. Я не могу его заставить.

— Как будете проводить отбор претендентов на пост председателя «Справедливой России»?

— Вы своим вопросом подсказываете одну простую вещь: почему бы нам в рамках дискуссии не выработать внутрипартийные критерии и не определять по ним, кто имеет право претендовать на этот пост. Первое — это участие в выборах и полученный результат, например, в регионе или в муниципалитете. Если есть успех у партии в регионе, значит, депутат провел хорошую работу.

Безусловно, надо выработать критерии в рамках парламентской дискуссии. Может, мы придем к тому, что руководителей партии надо менять через каждые пять лет.

— Много разговоров о вашем конфликте с Геннадием Гудковым. Есть ли у вас действительно разногласия? Его могут исключить за митинговую активность?

— Если бы стоял об этом вопрос, то давно бы исключили, но даже нигде такой вопрос не ставится: ни на бюро, ни на фракции. Все забывают одну простую вещь (надо отдать ему должное, Гудков это хорошо понимает) — что у нас партия не вождистского типа. Это не Зюганов и не Жириновский: там голову кто-то высунет — и секир-башка. У нас в партии существует много точек зрения, главное — должна соблюдаться партдисциплина.

— Геннадий Гудков ее соблюдает?

— Соблюдает. Я по-простому скажу — на заседаниях пургу не несет. Ни на фракции, ни на заседании совета фракции. Он опытный политик, от него исходят дельные советы. Я на бюро обращал его внимание: Геннадий Владимирович, когда ты где–то выступаешь на митинге, ты не партию представляешь, а выступаешь как Геннадий Гудков. Партия тебе мандат говорить за нее на митинге не давала. Он, по-моему, это четко усвоил. С тем, что он говорит, я могу не соглашаться. Это нормально.

— А кто тогда распространяет всю эту информацию? Может, это внутрипартийная борьба?

— Нет, всегда все извне. Не дает покоя наш результат по итогам думской кампании.

— Кому?

— «Единой России». Некоторым сотрудникам администрации президента.

— Как думаете, партия сейчас нуждается в реформировании? И в чем эта реформа может заключаться?

— Я не считаю, что нам нужно реформироваться, потому что партия доказала свою жизнеспособность. Но стоять на месте тоже нельзя. Вот я высказывал идею о смене названия, например, на Социал-Демократическую. А может, этого и не нужно делать. Мы будем обсуждать разные варианты. Сейчас у нас новые задачи, я надеюсь, уже осенью мы придем к выборам губернаторов. От нашей партии 28 губернаторов из 64 депутатов Госдумы уже готовы. Я недавно проводил с Николаем Левичевым отбор тех, кого не стыдно предложить.

— Есть ли сейчас предложения, заявки от партий, движений, которые хотели заключить с вами союз, коалицию?

— Пока заявок таких нет. Если говорить о союзниках, есть такое движения «Коммунисты России», они собираются преобразоваться в партию. Максим Сурайкин, их лидер, шел по одному из регионов и не стал депутатом. Сотрудничаем с «Экологическим патрулем», движением «зеленых». У нас хватает союзников.

Если мы увидим необходимость координироваться, мы будем добиваться — и нас поддержат коммунисты — изменения закона для создания избирательных блоков. Депутат Илья Пономарев выдвинул такую идею. Или подписывать соглашения о ненападении друг на друга при участии на выборах, даже если блоки не создаются. Мы можем с дружескими партиями, например с КПРФ, договориться: здесь коммунисты сильного кандидата выдвигают, в другом округе от нас сильный кандидат будет. Может быть, такое соглашение будет по конкретному региону. А вообще по созданию блоков надо принимать уже отдельный закон.

Комментарии
Прямой эфир