Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«После переаттестации жалоб на полицию стало больше»

Правозащитники рассказали «Известиям», почему пытки в отделениях стали обыденной вещью
0
«После переаттестации жалоб на полицию стало больше»
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Дамир Булатов
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

На экстренной коллегии МВД, посвященной ЧП в казанском ОВД «Дальний», глава ведомства Рашид Нургалиев назвал действия полицейских «предательством» и объявил выговор главе МВД Татарстана Асгату Сафарову. Чтобы остановить произвол, МВД собирается установить в отделениях полиции прозрачные перегородки и видеокамеры, а также пересмотреть пресловутую «палочную систему» служебной отчетности. Правозащитники оценивают эти меры как поверхностные и говорят, что МВД требуется глубокое реформирование.

Павел Чиков, руководитель межрегиональной правозащитной организации «Агора» считает, что работа полицейских должна в прямом смысле стать более прозрачной.

 — История, которая произошла в ОВД «Дальний», может повториться в другом регионе?

— Конечно. Пытки и издевательства над задержанными стали в России обыденной вещью. Практически в каждом регионе страны есть свои садисты в погонах. Руководство страны должно обратить на это внимание. Недавно в Cанкт–Петербурге участковый Невского района Денис Иванов во время допроса забил до смерти рукояткой от швабры 15-летнего школьника Никиту Леонтьева. Наша организация расследовала несколько подобных случаев. 

  Наказаны ли преступники?

— В том то и беда, что если дело не получило широкой огласки, то виновники от наказания уходят. Например, Сергея Монина до смерти забил на Московском вокзале полицейский-конвоир. Факт убийства был установлен. Мать получила компенсацию. А суд оправдал убийцу.

— Сотрудники каких подразделений чаще всего занимаются произволом?

— Обычно это оперуполномоченные. Однако именно эту категорию полицейских сложно привлечь к ответственности.

 — С чем это связано?

— Следователи не заинтересованы в расследовании таких дел. Именно оперативники помогают следователям в расследовании преступлений, они работают вместе годами, поэтому сложно себе представить, чтобы бы они друг друга «сдали». Например, уже известно, что еще до убийства Назарова в ОВД «Дальний» там произошло еще девять подобных случаев. Каждый раз люди обращались в СКР и управление собственной безопасности МВД, но никакой реакции не было.

— Как изменить эту ситуацию?

— Расследовать подобные дела против полицейских должны не районные следователи, а из региональных управлений СКР. Для этого не нужно менять Уголовно-процессуальный кодекс, достаточно лишь одного приказа Александра Бастрыкина.

— Вот поставят видеокамеры в кабинетах следователей. Но мест, где можно допросить с пристрастием задержанного, много.

— Только одни видеокамеры проблемы дисциплины в отделениях полиции, конечно, не решат. Например, реформа в Грузии проходила так: они сломали все участки и построили на их месте современные полицейские офисы с прозрачными стенами и помещениями openspace. Там нет маленьких кабинетов, где полицейский может запереться и делать что хочет. Такую практику необходимо ввести и в России.

Наталья Таубина, руководитель правозащитного фонда «Общественный вердикт». 

  — В 2011 году против полицейских было возбуждено 5 тыс. уголовных дел. В эту цифру входят как коррупционные преступления, так и общеуголовные. Как получилось, что после реформ ситуация с дисциплиной в рядах полицейских только ухудшилась?

— После переаттестации мы зафиксировали рост обращений и жалоб на полицейских. Если раньше мы получали одну жалобу в день, то теперь — две-три. Далеко не каждая из них подтверждается, но их общее количество пугает.

— Вы ведете статистику полицейской преступности по пыткам?

— Случаи пыток из общего числа правонарушений, которые совершают полицейские, подсчитать невозможно. Дело в том, что по ч. 3 ст. 286 УК («Превышение должностных полномочий с использованием насилия») отдельной статистики никто не ведет. Можно оперировать только теми цифрами, которые периодически оглашает либо сам глава МВД, или СКР. Из них невозможно понять, о чем идет речь: об уголовных преступлениях полицейских или об административных правонарушениях.

— Установка в полицейских участках видеокамер и прозрачных перегородок могут изменить ситуацию?

— Безусловно, все эти меры работают на то, чтобы пыток стало меньше. Однако возникает много вопросов. Например, будут ли камеры установлены только в кабинетах следователей, каким образом будут контролировать оперативников? Недавний опыт видеонаблюдения за выборами показал, что камеры стояли на всех участках, но места, где подсчитывались голоса, под наблюдение не попали.

— А что вы думаете о планах МВД избавиться от «палочной системы»?

— По словам Нургалиева, с «палочной системой» его ведомство борется уже несколько лет. Раз в полгода министр заявляет, что они издали очередной «революционный» приказ и с «палочной системой» будет покончено, но пока ничего не меняется. 

— Что, на ваш взгляд, необходимо изменить в МВД?

— Пока в государстве не будет разработана нормальная комплексная концепция реформирования МВД и правоохранительных органов, ничего не изменится. План реформ должно разрабатывать не МВД, а какой-нибудь межведомственный орган, который будет отчитываться о каждом шаге перед обществом.

Комментарии
Прямой эфир