Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Аниматоры собрали консилиум и огласили «Золотую сотню»

Лучшим фильмом за всю историю отечественной анимации назван «Жил-был пёс» Эдуарда Назарова
0
Аниматоры собрали консилиум и огласили «Золотую сотню»
кадр из мультфильма «Жил-был пёс»
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

На 17-м Всероссийском фестивале анимации в Суздале родилась Ассоциация анимационного кино (ААК). Новая организация собирается реально влиять на здоровье отечественной анимации, которая сейчас, безусловно, больна.

Создание ААК именно здесь и сейчас выглядит естественно. На крупнейший отечественный фестиваль съезжаются практически все действующие российские режиссеры, художники и теоретики жанра. И время не случайное: русская анимация пересекла вековой рубеж — в 1912 году Владислав Старевич снял первый в России мультфильм.

На фестивале по этому случаю огласили «Золотую сотню»: 100 лучших российских мультфильмов за 100 лет, отобранные 100 экспертами. Названо лучшее кино за всю историю отечественной анимации: «Жил-был пёс» Эдуарда Назарова. Уже одно это говорит о смещении эстетического вектора.

Не «Ежик в тумане», по мнению международного киносообщества, лучший фильм всех времен и народов (в «Золотой сотне» он — на втором месте). А динамичный, композиционно филигранный, изобразительно традиционный, исполненный безграничного скоморошьего юмора «Жил-был пёс».   

Другими словами, на глазах меняется соцзаказ. Хотя ни Норштейн, ни Назаров никогда не работали в контексте соцзаказа. Речь об экспертной оценке, которая, конечно, отражает «коллективное бессознательное» и требует анализа.

У идейного руля ассоциации встал Анатолий Прохоров, самый креативный наш культуролог, вместе с Александром Татарским придумавший когда-то студию «Пилот» и едва ли не все ее проекты.

На первом «консилиуме» ААК, который состоится 12 марта, эксперты намерены взять быка за рога. Какой хотят видеть анимацию в ближайшие 10 лет зрители, заказчики, авторы? Как качественно изменятся профессии режиссера, аниматора, продюсера, педагога в процессе перемен?

Пример суздальских фильмов намекает на некий перелом в анимации, который можно назвать чувственным. «Заснеженный всадник» Алексея Туркуса (Гран-при), посвященный памяти отца; «Чинти» Натальи Мирзоян — о жизни, положенной на строительство хрупкого и прекрасного храма (пусть это жизнь муравья, а храм возведен из мусора — на то и анимация); «Мой странный дедушка» Дины Великовской — о защитной силе творчества. Или Иван Максимов, который не менялся лет, наверное, 20, — и неожиданно сделал совсем новое кино («Вне игры»), хотя и с прежними персонажами, но густо замешанное на человеческих переживаниях.  

Абсурдистское кино Максимова одушевила и очеловечила Софья Кендель — художник-постановщик. Запомните это имя. Соне предстоит сказать в анимации веское слово, ее твердая рука напрямую связана с сердцем. Мне давно не встречался столь богатый оттенками образ непоследовательной любви к родине, как в авторском фильме Кендель «Пишто уезжает» (приз за лучший студенческий фильм).

Кстати сказать, не от хорошей жизни в анимации все большее место занимает авторское кино, где режиссер, сценарист, оператор, аниматор и художник-постановщик — одно лицо. Конечно, эта же скупость средств выковывает особого автора, умеющего всё. Как Соня Кендель. Как Екатерина Соколова, чей «Сизый голубочек» (приз за лучшую режиссуру) пленяет гармонией образа, повествования, глубины кадра, движения.

Но мало кто выдерживает аскезу. Редкий автор не идет на цареву (олигархову) службу, коли позовут. А кто даму кормит, тот ее и танцует. Получайте, кормильцы, своих кислотных персонажей, топорный текст и лучших друзей природы — нефтяников, как в казанском сериале «Приключения Нефтяши и его друзей» (заказ компании «Татнефть»).

Умные люди, вообще говоря, должны разминать проблемы цеха в общем разговоре. Для этого и существуют всякие профессиональные круглые столы, научные конференции, литературные семинары и кинофестивали. Потому что чем глубже мы влезаем в теорию, в эстетику, в вопросы «чистой» науки и «чистого» искусства, тем очевиднее, что вся эта безумно интересная теория есть мясо на скелете экономики и социологии.

Позвоночник называют столбом жизни. Если он здоров — мы, отряд позвоночных, живем в полную силу. Поэтому только укрепив материальный каркас искусства, можно в кайф заняться эстетикой.

Комментарии
Прямой эфир