Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Черно-белый «передвижник»

На выставке "Странные сближения" фотограф Павел Смертин воскрешает классические образы.
0
Черно-белый «передвижник»
Фотограф Павел Смертин. Фото: Сергей Бровко/ИЗВЕСТИЯ
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В Санкт-Петербургском Музее истории фотографии открылась выставка московского фотографа Павла Смертина «Странные сближения».

Внимательный глаз всегда мог отличить репортажные снимки Павла Смертина, когда начинающий фотограф работал в газете «Коммерсантъ». По каким-то неуловимым деталям  было видно, что это взгляд не только хроникера, но и философа. В начале 2000-х его работы смотрела и хвалила приезжавшая в Москву Мартина Франк, знаменитый французский фотограф и супруга классика Анри Картье-Брессона.    

Потом он ушел из «Коммерсанта», его работы публиковались в разных журналах. Он принимал участие в нескольких международных выставках. Но его имя как-то не попадало на столичные афиши. И вот, наконец, в петербургском Музее истории фотографии устроили его персональную выставку. Оказалось, что все это время чуткий к сиюминутному фотограф-репортер готовился представить свое видение вечности.  

На выставке экспонируются несколько городских сценок, ловко обнаруженных среди столичной суеты. Но основное пространство отдано серии работ, посвященной паломничеству. Автор, уроженец города Кирова, много лет был участником Великорецкого крестного хода.

Павел Смертин «ходил на Великую» с 1993-го. Он рассказывает о том, как в движении прекращаются все внутренние монологи, как постепенно начинает таять «я» и возникать «мы», как между людьми завязываются «иные» отношения, которых не бывает в обычной жизни. Наконец, как все эти многократно пройденные 150–180 км из разряда «мистики» постепенно переходят в разряд «реальности». 

Это изменение касается только самого художника. То, что мы видим на выставке, — следующая ступень трансформации: реальность становится искусством. Причем более мастерскими оказываются отнюдь не самые предсказуемые сюжеты, как, например, выполненный в стилистике Михаила Нестерова и уже растиражированный кадр с монахом, напутствующим отрока. Эта картина, персонажей которой уже и не представишь людьми нашего века, резко отбрасывает зрителя в прошлое.

Другие кадры подготавливают к более постепенному погружению. Вот паломникам встречается мужик, везущий на чистеньком мопеде огромную косу. Взгляды женщин опущены, а вот молоденький священник и ребята — кто в открытую, а кто исподтишка — смотрят на блестящие крылья.

А взгляд зрителя, оценившего портретное мастерство фотографа, приковывают детали: невообразимые пакеты и клеенки, которыми укрываются отдыхающие под дождем паломницы, простая одежда, горящий костер, каждый камешек и травинка на пути странников. 

Кажется, Смертину доступны любые задачи: на одном из самых выразительных портретов смотрящая вдаль пара снята со спины. У него есть и «фотопортрет Христа»: это кадр с огромной иконой за стеклом, в котором отражается окно и рядом женщина в платке, узор его важен для общей композиции.

Служба в разрушенной церкви выглядит словно ожившая картина передвижников. Почтительно склоненные фигуры застыли, но настроение меняется: от величественности Рембрандта до обреченности «Сталкера».

Выставка открыта до 7 апреля.

Комментарии
Прямой эфир