Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Артист» был снят всего за 35 дней. Это значит, режиссер знал чего хотел»

Президент Unifrance Антуан де Клермон-Тоннер — о сенсационном успехе «Артиста» и о том, как продвигать свое кино за рубеж
0
«Артист» был снят всего за 35 дней. Это значит, режиссер знал чего хотел»
Антуан де Клермон-Тоннер, источник фото: lefigaro.fr
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

14 февраля в российский прокат выходит французский фильм «Артист» режиссера Мишеля Хазанавичуса, ставший главным прорывом французского кино за последнее десятилетие. С Антуаном де Клермон-Тоннером, президентом Unifrance, организации, которая занимается продвижением французского кино за рубеж, встретилась обозреватель «Известий».

— Этот год чрезвычайно для вас успешен. «Артист» стал фаворитом профессиональных премий в США, получил «Золотой глобус», выдвигается на «Оскара» и, видимо, его получит.

— Ну, это пока никому не известно.

— Надеюсь, что получит. Но вы же помните, как он попал в конкурс Каннского кинофестиваля? В самый последний момент, когда программа была уже сформирована. Его не хотели брать, потому что Хазанавичус «не фестивальный» режиссер и снимал фильмы про агента 117?

— Нет никакой интриги. Фильм завершили перед самым фестивалем и поздно показали Тьерри Фремо (директор Каннского фестиваля. — «Известия»). Полагаю, Фремо сразу понял, что это совершенно замечательная работа. А вот в чем вы правы, действительно многие были поражены, ведь это тот самый режиссер, который делал хорошие, но исключительно коммерческие комедии. На самом деле проект «Артист» — давняя мечта Хазанавичуса. И именно потому, что он был так успешен в комедиях, причем с этим же самым актером, Жаном Дюжарденом, наш Кинофонд — CNC его поддержал. Когда вы так долго приносите деньги в индустрию, можете просить чего хотите. Но поскольку его мечтой было сделать черно-белую, немую картину, риски расценивались как очень серьезные. Его также поддержал один из моих друзей, продюсер, заразившийся этим гениальным безумием — и они рискнули. Сняли фильм всего за 35 дней. Это означает, что режиссер прекрасно знал чего хотел.

— Когда вы впервые посмотрели «Артиста»?

— Только в Канне.

— И вы подумали: «Вот фильм, который будет иметь бешеный успех?»

— Мне он сразу чрезвычайно понравился. И, конечно, я знал, что он будет успешен. Но ведь успех внутри страны и за рубежом не одно и то же. В этом году самый наш успешный с коммерческой точки зрения фильм «Неприкасаемые» собрал 18,7 млн зрителей, а «Артист» не дотянул до 2 млн. (Для сравнения: привлекший наибольшее количество зрителей в 2011 году российский фильм «Высоцкий» собрал около 4 млн зрителей. — «Известия».)

— В среде российских кинематографистов Unifrance считается недостижимым образцом. С вашей точки зрения, в чем причина его успеха?

— Очень просто: Unifrance на протяжении уже более шести десятилетий представляет всю индустрию: продюсеров, дистрибуторов, художников. Я, например, не назначен государством, а избран представителями этой индустрии. Конечно, мы работаем при поддержке государства. Но все решения принимаются только профессионалами.

— Какова техника продвижения французского кино в мире?

— Ну, во-первых, мы мощно представлены на рынках Канна, Берлина, Торонто. В Торонто в этом году было 53 французских фильма. Каждый раз, когда международный фестиваль выбирает в конкурс французский фильм, мы оплачиваем приезд туда съемочной группы. Ведь далеко не все фестивали могут себе это позволить. Зарубежным дистрибуторам мы помогаем в рекламной кампании наших картин. Но это совсем небольшие деньги: не более €20 тыс. на фильм.

— Вы часто продвигаете свои фильмы через Дни французского кино за рубежом. Какие страны для вас приоритетны?

— Для нас есть несколько важных территорий, но Россия в этом списке на одном из первых мест. В вашей стране существует давняя традиция смотреть французское кино, в том числе и по телевизору. А я, между прочим, был сопродюсером с французской стороны российского фильма «Солнце» режиссера Александра Сокурова. И очень этим горд — замечательное кино.

— Как много российских фильмов выходит на французские экраны?

— 6–7 ежегодно. Французских на российские экраны — в несколько раз больше. Возможно, вы знаете, что в прошлом году создана Российско-французская киноакадемия.

— Вы многого ожидаете от этой организации? Давно ли знакомы с ее президентом с российской стороны — Павлом Лунгиным?

— Павла я, конечно, знаю давно: он ведь жил и работал в Париже. С организацией академии он поступил умно. Поговорил об этом с президентом России, тот связался с нашим президентом — и проект был запущен. Что касается ожиданий — все зависит от нашего умения организовать работу. Как у продюсера, у меня от работы с российской стороной остались очень приятные впечатления.

Великий немой

Знаменитый артист немого кино Джордж Валентин (Жан Дюжарден), неразлучный со своим гладкошерстным терьером — участником всех его фильмов, находится в зените славы и не представляет себе, что, пока он жив, здоров и прекрасен, ситуация может измениться. 

И все же она меняется: в дверь стучится эра звука и диктует новые правила игры. Но герой, в котором синефилы легко угадают черты Дугласа Фэрбэнкса, полагает, что гений и харизма сильнее обстоятельств. Этому убеждению приходится пройти испытание на прочность.

Фильм французского режиссера Мишеля Хазанавичуса с французскими (почти во всех ролях) актерами снят так, что у зрителя не остается сомнений: перед нами Голливуд рубежа 1920–1930-х, эпохи Великой депрессии, из которой, как принято считать, Америку вытащило именно кино.

Но если герою приходится идти против течения — по «закрытому пути», как выражаются в таких случаях пособия по эзотерике, то героиня, юная старлетка Пэппи Миллер в блистательном исполнении супруги режиссера Беренис Бежо, оказалась в нужном месте в нужное время.

Она умеет танцевать и жестикулировать, но умеет и разговаривать. И вот уже влюбленная в Джорджа, как школьница, Валентина Пэппи чувствует себя с ним на равных, и постепенно, по мере того как ее популярность растет, его — сходит на нет.

Традиционный голливудский хеппи-энд, конечно же, обеспечен: верный пес герою поможет, любовь спасет, но осадок тревоги останется. Ведь вопрос, до какой степени личность может плевать на исторический процесс, остается открытым. 

В Канне, где у «Артиста» была мировая премьера и откуда Дюжарден увез «Золотую пальмовую ветвь» за лучшую мужскую роль, много говорили о том, что автор удивительно точно передал настроение эры наступления 3D: профессиональное сообщество сейчас растерянно не меньше, чем герой фильма.

На самом деле вопрос выходит далеко за рамки кинематографа. И не только изящество, с которым сделан фильм, но и чувство потерянности перед чем-то неотвратимым, охватившее людей в самых разных частях планеты, заставляет профессионалов голосовать за «Артиста» бюллетенями, а публику — долларом, евро, иеной, etc. Хотя известно, что в некоторых кинотеатрах зрители требовали деньги назад, поскольку фильм оказался немой, да еще черно-белый. Ну что с них, наивных, взять?

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...