Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир

Проблема в том, закончится ли после 4 марта дискуссия о демократии и качестве государства

Заместитель научного руководителя ВШЭ Лев Любимов — о роли единого госэкзамена в формировании гражданского общества
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В нашей предвыборной публицистике риторика успехов,  побед и достижений (естественно, «Единой России») сменилась риторикой постановки национального вопроса, проблем экономики и демократии, причем в таком звенящем ключе,  который говорит уже не об успехах, победах и достижениях, а скорее о тупиках и провалах. Всего за несколько месяцев случилось инверсивное изменение содержания риторики.

Не буду называть причину этого изменения, ибо она и так ясна. Нельзя дальше жить в ореоле побед и с сомнениями в легитимности института, который на словах якобы и привел к этим победам, а на деле...

Нам нужно кончать наивное восприятие риторических оркестров. Время говорильни прошло. Если эта говорильня в 1999–2000 годах, 2003–2004-м и 2007–2008-м не заканчивалась предложением отчитаться за нее делами, то после 2011–2012 годов риторике будет предъявлен счет, возможно, даже по-гамбургски. Я согласен почти со всей риторикой в статье В.В. Путина «Демократия и качество государства».  У меня не так много к ней вопросов. Вопросы есть  к реальной действительности.

«Демократия есть способ выведения к власти лучших (аристос), но не единственный способ». Это мысль нашего выдающегося мыслителя И.А. Ильина, часто цитируемого В.В. Путиным, который дал верную оценку последствиям введения прямой демократии в 1990-х годах (хаос, распил госсобственности, олигархизм, бандитизм). Далее пришлось «обуздывать» этот институт, признав необходимость того, чтобы он «управлялся» еще кем-то, кроме «воли народа». Увы, введение прямой демократии у нас действительно не привело к выделению к власти лучших. Скорее наоборот. Но В.В. Путин все же отметил, что и в той власти в эпоху 1990-х были люди и эффективные, и порядочные, для которых служение Отечеству было всем. В нулевые они подверглись остракизму. За служение, за порядочность? Или за инакомыслие? Если их тогдашние мысли теперь вдруг стали «в масть», почему бы их не вернуть к служению?

В данной статье раздел «Новые механизмы участия» едва ли не самый обширный. Действительно добровольное участие (партиципация) в общественной жизни граждан — основа любой демократии. Действительно важны общественные советы, комиссии и комитеты. Но, во-первых, их мы тоже будем формировать указами и приказами властей — как нынешние общественные палаты? Они ведь по «механизму участия» не от общества, а от власти. Во-вторых, каков же будет механизм учета мнения таких советов, если они все-таки станут советами от общества? Многое захотела услышать власть от этих советов в минувшие годы? Например, Общественный совет по гражданскому обществу и правам человека прошлой весной высказал свое мнение о том, что новый закон о полиции учел все, что хотело МВД, и в тот же день этот закон был подписан и вступил в силу.

Подобных вопросов сотни. Речь ведь идет не о том, как относиться к содержанию данной статьи В.В. Путина — с содержанием в ней все в порядке. Проблема в том, закончится ли на этом вопрос о демократии и качестве государства, чтобы после 4 марта продолжилось бытие «управляемой демократии» и «суверенного государства». Или начнется строительство пусть своей (не импортированной) демократии и изменение качества государства, которое ныне кошмарит всех конкурентоспособных, самодостаточных, творческих и деятельных.

Если ответ — нет, не закончится; да, начнется и строительство, и изменение, тогда вся Болотная площадь и весь проспект Сахарова (и иже с ними) — в вашем полном распоряжении, Владимир Владимирович. Однако, тогда мы все (и те, кто на Поклонной, и те, кто на Болотной) должны согласиться с тем, что никто не хочет вернуться в хаос и «перепиливание» 1990-х. А чтобы не вернуться в этот хаос, нам действительно нужно заняться в первую очередь образованием и культурой, ибо без радикального изменения этих пространств угроза такого возврата будет еще долго висеть над нами как дамоклов меч. Общество у нас действительно изменилось. Но отнюдь не все и не всегда в лучшую сторону. И тогда мы просто обречены на то, чтобы та же знакомая нам и сильная рука еще долго удерживала точку бифуркации, пока, авось, у нас само собой что-то изменится с этими пространствами образования и культуры.

На прошлой неделе в «Известиях» была опубликована очень удачная статья Т. Канделаки о судьбе ЕГЭ. Можно начать строить хотя бы с этого вопроса. Как и многие другие институты (а ЕГЭ — это институт, правило игры), мы его заимствовали. Но забыли, что «там» он возник и утвердился в другой культуре, в культуре ответственности и независимой оценки любой деятельности. Чего у нас не было и нет (в обществе, власти, везде). Следовательно, чтобы этот институт стал эффективным, нужно менять культуру.

В данном случае речь идет о культуре независимого оценивания качества образования в школе. Такая культура от единичного стрессового акта раз в жизни, в июне 11-го класса, не возникнет. Лишь создаст новые проблемы. Что же нужно? Нужны регулярные независимые мониторинги знаний (и не только) школьников на протяжении всех лет обучения и по всем предметам. Скажем, раз в месяц и в формате той же ЕГЭ-матрицы. За 600–700 мини-ЕГЭ любой  школьник привыкнет к социальной неизбежности независимых оценок своего труда, а следовательно, к неизбежности отвечать за себя. Заодно не привыкнет шпаргалить, подсматривать, списывать (т.е. мошенничать), т.е. не привыкнет к тому, с чего и начинается многое дурное. И так уже с большим успехом делают в некоторых школах.

Думаю, что главная заслуга в том, что институт ЕГЭ в нашей стране еще не уничтожен, несмотря на яростное сопротивление образовательного сообщества, подстрекательства СМИ и дешевый популизм многих квазиполитиков, принадлежит именно В.В. Путину. Он не сдался под напором этой не лучшей культуры. Ему в руки тогда — создание иной культуры, той, в которой ЕГЭ — эффективный инструмент и оценки качества образования, и воспитания ответственности. Ему и быть гарантом строительства такой культуры, бытие которой уже не будет только риторикой.

Читайте также
Реклама
Комментарии
Прямой эфир