Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
Еврокомиссия допустила передачу Киеву в мае €1,9 млрд
Наука и техника
Путин заявил об использовании «Ангары» для создания Российской орбитальной станции
Мир
В США в возрасте 62 лет скончались самые старые сиамские близнецы
Мир
В Китае заявили о готовности предоставить РФ и Украине условия для переговоров
Политика
Правительство РФ утвердило начало испытаний комплекса «Байтерек» на 2025 год
Общество
Паслер заявил о подключении к газу более 6 тыс. домов в подтопленном Орске
Общество
Семья оленеводов с Ямала подарила Путину редкую белую важенку
Мир
Гуцул объявила о выдаче карт «Мир» жителям Гагаузии с 1 мая
Армия
РФ провела испытательный пуск межконтинентальной баллистической ракеты
Происшествия
Юрию Куклачеву стало плохо во время выступления в Москве
Мир
Умер итальянский модельер Роберто Кавалли
Общество
Уровень воды в реке Урал в оренбургском Орске снизился за сутки на 1,39 м
Мир
В турецкой Анталье один человек погиб после падения кабины фуникулера
Общество
Куренков прибыл в Алтайский край для оценки ситуации с паводком
Общество
Ульянов указал на сложности в вопросе создания зоны безопасности вокруг ЗАЭС
Авто
В России представили пять моделей MG

«Ничего особенного не случилось. Обычная рыночная ситуация»

Министр спорта, туризма и молодежной политики Виталий Мутко рассказал «Известиям», какие выводы собирается сделать из истории с «Ланта-тур» и почему нельзя всю вину возлагать на владелицу компании
0
«Ничего особенного не случилось. Обычная рыночная ситуация»
Виталий Мутко. Фото: Екатерина Штукина
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В среду, 1 февраля, Дмитрий Медведев пригласил в свою подмосковную резиденцию «Горки» победителей и призеров чемпионата Европы по фигурному катанию. После торжественной части корреспондент «Известий» поговорил с министром спорта и туризма Виталием Мутко о совсем не праздничных вещах.

— Как сейчас складывается ситуация с туристами «Ланта-тур»?

— Я только что встречался с руководителем компании, главой Ростуризма и другими. Сегодня компания должна получить небольшой кредит — 50–70 млн рублей, которые они заплатят контрагентам. Мы отследим всё. И наши люди спокойно отдохнут. А компания уже должна будет не десяткам контрагентов, а банку. Тем же, кто не выехал, «Ингосстрах» возместит 100 млн рублей.

— То есть сегодня проблему решите?

— Все контрагенты в Таиланде, Доминикане, Вьетнаме и других странах получат деньги. И тогда они не будут трогать русских, чтобы наши 2,5 тыс. ребят приехали нормально домой. Сегодня же вечером или завтра утром я доложу премьеру.

— Вы считаете, в произошедшем виновата компания?

— Я не могу давать оценки. Она (директор «Ланта-тур». — Известия) никуда не прячется. На мой взгляд, она нормальная. Я пока не вижу элемента мошенничества. Мошенничество — это когда есть злой умысел: ты забрал деньги у людей и эти деньги в офшор перевел и не проплатил туры. Это как МММ. Компания же «Ланта-тур» с 1991 года работает, одна из старейших. Ну просто сложилась так у нас экономика. Она рассчитывала в очередной раз закрыть разрывы кредитами, но банк отказал.

— Так почему у нас такая экономика, что люди выходят обманутыми?

— Избежать банкротств ни одна страна мира не может. Это рынок. В России 37 млн граждан пользуются услугами туроператоров, которых работает на рынке 4,5 тыс. Здесь дело в другом. Сейчас каждый агент может продавать путевки. Конечно, агенты не всегда своевременно возвращают деньги оператору, накапливается задолженность. Она покрывалась обычно кредитами. Ведь операторы покупают продукт, заключают договоры с гостиницами, с перевозчиками — туда живые деньги надо платить. Она берет кредит, платит, потом это всё продает через агентов.

— То есть «Ланта-Тур» не виновата?

— Безусловно, проверку надо сначала провести. Этим занимается Следственный комитет.

— Но в любом случае удар по репутации нанесен...

— Да, у нас сперва объявят, что вот всё, уголовное дело, а потом отмывайся… На самом деле ничего особенного не случилось. Обычная рыночная ситуация. Просто компания, которая имеет емкость продаж до 5 тыс. туров, крупный оператор, формировала большой поток в основном на азиатском направлении. И отдала туры агентам, среди которых попались недобросовестные.

Сложилось так, что 2,5 тыс. наших туристов находятся в Таиланде, Вьетнаме и прочих странах. Эти туристы оплатили все услуги, напокупали путевок у разных агентов. Тур на них должны были оплатить. Они приехали с ваучером, поселились.

Через 2–3 дня заговорили о банкротстве компании, всех ее клиентов начали выселять из гостиницы. «А, вы из той компании? За вас не заплатили!» Пока они лежали на пляже, опечатали сейфы с их документами. Им вылетать надо, а документы не выдают. То есть начали с людей требовать то, что не имеют права они требовать. Должны со своих контрагентов требовать. У них не с людьми договор. Ну, понимаете, это Азия, там не всегда всё честно…

— Что в это время делало ваше министерство?

— Мы дали все телеграммы. Послали туда замруководителя Ростуризма. МИД поработал с властями Таиланда, Вьетнама, Индии, Доминиканы и т.д. Там, где власти нормально влияют на бизнес, всё прекратилось. А есть отмороженные гостиницы, которым всё равно. В том же Таиланде пять гостиниц послали власти куда подальше и начали нашим туристам заявлять: «Или плати, или уходи». У многих туристов, конечно, испорчены отпуск, настроение.

— Чему может научить случай с «Ланта-тур»?

— Это удар по рынку. Если так будет продолжаться, завтра люди все больше и больше будут отказываться от этих услуг. Турист сам берет и звонит напрямую, заказывает номер, напрямую оплачивает. И процент таких людей растет. А туроператоры могут потерять бизнес.

— Что надо сделать, что подобные истории не повторялись?

— Во-первых, нужно принять закон, против которого в прошлом году восстал рынок. Сейчас мы вернемся к этому законопроекту: чтобы агент торговал исключительно по указанию оператора, чтобы даже в договоре звучало его имя и чтобы деньги шли оператору на счет и он потом расплачивался с агентом.

Во-вторых, туроператоры должны создать саморегулируемую организацию, а затем свой антикризисный фонд. В этой организации будут свои правила, свой контроль, свой внутренний аудит. Вот если бы была сейчас организация, отдали бы 50 млн, покрыли всё, никто бы даже не услышал. А потом внутри начали бы с этой компанией разбираться вплоть до отчисления из реестра. Такие полномочия тоже надо дать.

Ну и, в-третьих, надо ограничить монополизм на рынке. В Германии ты можешь на рынке занимать до 18%. Когда большой процент, начинаешь убивать других.

Комментарии
Прямой эфир