Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Михаил Прохоров давал интервью телеканалу Russia Today, в котором сообщил, что тело Ленина нужно предать земле. Впрочем, тут же Михаил Дмитриевич добавил, что следует отнестись с должным уважением к тем, кто настроен противоположным образом, так что лучше всего устроить референдум. И еще — что мы должны расстаться со своим прошлым, не забывая его. Цицерон говорил, что величайшее из достоинств оратора — не только сказать то, что нужно, но и не сказать того, что не нужно. Должна заметить, современные ораторы (и особенно это стало заметно во время предвыборной кампании) развили идею до кристальной чистоты и сверкания — по нынешним временам принято говорить то, что не нужно, и ни за что не говорить то, что нужно.

Устроив свою речь так, что бы не нарушить ничей покой (в том числе и г-на Ленина), г-н Прохоров именно что сделал совершенно не нужное сообщение. Умение вербально извернуться полезно для действующего политика, но никак не для кандидата и не в горячее время. Слова Прохорова не имеют никакой энергической силы — и потому даже вредны, поскольку всякое вялое хитроумие отталкивает. Каждая девушка понимает, что если ей говорят: «Мы поженимся, но когда будем готовы и если мама с папой согласятся», то это не предложение, а спрос. То есть ничего не предлагают, а напротив того, уговаривают дать.

Кроме того, предвыборные реплики Михаила Дмитриевича выглядят несколько случайными — как будто его штаб играет в игру «кольцеброс настольный» и в рамках этой забавы забрасывает навскидку то одну, то другую  идею в расчете, что какая-нибудь зацепит и повиснет у избирателя на внутреннем крючке.

Тут нужно заметить, что я совершенно не против г-на Прохорова как кандидата в президенты. Я очень даже за — потому и обидно, что постоянно не проговариваются какие-то важные вещи.

И вот что мне интересно: до какой степени тема выноса тела Ленина из мавзолея  актуальна для нынешней избирательной компании? Ну, грубо говоря, для чего ее поднимать? Вот же упрекают Прохорова в том, что он занят периферийными задачами, в то время как «неужели нет у нас других забот»?

Что ж. В сегодняшней предвыборной компании тема эта не актуальна никак, поскольку была  в массовом сознании деполитизирована и, следственно, использовать ее стало «политически нецелесообразно». То есть о перезахоронении публичные персонажи время от времени говорят, но скорее для одной единственной цели — подразнить коммунистов. Вывести их, как говорят бедные отроки из передачи «Дом-2», на эмоции. Активнейшим образом этим нехитрым приемом пользуется г-н Жириновский.

Скажет, например: «Нужно убрать труп с Красной площади!» — и с удовольствием глядит на возмущенных товарищей. И почти не рискует электоральными потерями: во-первых, все понимают драматическую природу гражданских высказываний Владимира Вольфовича. Во-вторых, отношение к этому вопросу в обществе достаточно холодное, без огонька. 41% опрошенных считает «сохранение тела Ленина на Красной площади неправильным, потому что неестественным»; 15% — правильным и естественным, а вот 37% относятся к вопросу с прекрасным безразличием и думают, что мавзолей «превратился в обычный туристический объект, какие есть во многих странах». В любом случае вопрос представлен как  культурологический: уместны ли захоронения на главной площади страны; не пора ли прекратить этот языческий ритуал поклонению тему и т.д.

Зато коммунисты всякий раз картинно досадуют, что позволяет политическим оппонентам  сладостно подмигнуть — далека КПРФ от народа, никак не осовременилась, никак не модерн. Возможно и г-н Прохоров, делая свое заявление на RT, рассчитывал именно на невротическую реакцию коммунистов (ее и получил, естественно; Зюганов тотчас обозвал его высказывание провокацией). Ведь есть вероятность, что штабисты Михаила Дмитриевича тоже хотели подчеркнуть, что коммунисты не модерн. Трудно поверить, что в праволиберальных кругах всерьез обсуждается возможность второго тура Прохоров–Путин, но если обсуждается, то штаб должен именно Зюганова числить главным своим соперником.

Итак, вынос тела Ленина из мавзолея — неважная, периферийная забота, о которой и упомянуть-то лишний раз неловко. Ох. Это одно из тех неважных дел, важнее которых   ничего и нет.

В свое время (лет пять назад) La Repubblica писала, что если Владимир Путин примет решение перезахоронить Ленина, это будет не простым политическим действием или ходом, но деянием, которое оставит его имя в истории: Горбачев разрушил Берлинскую стену, Ельцин с почестями похоронил царскую семью, а Путину остался только один великий исторический жест, символизирующий окончательное расставание с советско-имперским прошлым и некоторое уместное покаяние: он может предать земле тело Ленина.

Последний великий жест. Другого не осталось. Так что идея перезахоронения кажется отвлечением и пустяком, когда о ней говорят. А вот если будет сделан сам жест, перезахоронение станет важнейшим знаком отказа от концепции «самости».

Так что г-ну Прохорову, если он хотел подать будущим избирателям знак, надо было высказаться поточнее.

Но вообще-то есть еще один способ совершить великое дело: нужно всего-навсего посадить у входа в мавзолей тетю с билетами. Просто включить там свет, разрешить посетителям слоняться по помещению в шапках (а то ведь до сих полумрак и велено снимать головные уборы и не задерживаться возле саркофага больше нескольких секунд) и назвать музеем.

Вот это, кстати, было бы очень «прохоровским» решением. Он ведь холодный профессионал, так ведь? Десакрализация — холодный и профессиональный ход. И прибыль какая-никакая пойдет.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...