Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

С приставкой «теле»

Гаджеты и интернет становятся неотъемлемыми инструментами врачей
0
С приставкой «теле»
Российская ассоциация телемедицины
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

О телемедицине сейчас говорят много – в новостях, официальных выступлениях чиновников от медицины и на различных профессиональных и рассчитанных на широкие массы конференциях. Термин этот, к слову, вовсе не порождение двух последних ИТ‑десятилетий. В мировом здравоохранении его начали использовать еще в начале 70-х. Однако впервые о медпомощи на расстоянии задумались больше века назад. В 1905 году в Швеции передали сигнал электрокардиограммы по телефонным линиям связи, а спустя 17 лет в университетском госпитале Готтенбурга по радиоканалам начали проводить медицинские консультации моряков, которые находились в плавании. В 1959 году, как рассказывают медицинские справочники, в США провели телеконсультацию больного из психиатрической клиники, в тот же год было передано изображение флюорограммы легких.

Сегодня передачей рентгеновс­ких снимков и данных анализов на расстояние не удивить никого. Телемедицина стала более объемным медицинским понятием, где, к примеру, видеоконсультации врачей, которые лечат, например, больных из труднодоступных районов – лишь верхушка технологического айсберга в здравоохранении. В 1997 году Всемирная организация здравоохранения ввела в обиход более широкое понятие – медицинская телематика. Она подразумевает и медицинские услуги с применением ИT-технологий, и эпидемиологический надзор, и обучение персонала вместе с проведением исследований. Но обществу важны не термины и определения, а конкретика: как это работает и помогает нам с профилактикой здоровья и лечением заболеваний.

Телемедицинские технологии нужны не только там, куда врачам сложно или долго ехать. Они нужны везде, поскольку гарантируют постоянный контроль за состоянием пациента и, к слову, подчас значительно удешевляют стоимость того или иного лечения.

Первый опыт

В России широко применять телемедицинские технологии начали в середине 90-х. «В 1997 году мы провели первые дистанционные видеоконсилиумы из Бакулевского центра, консультируя врачей в Саранске и районной больнице  райцентра Ковылкино при лечении тяжелых больных с заболеваниями сердца, – рассказывает руководитель научно-консультативного центра телемедицины и исполнительный секретарь Российской ассоциации телемедицины Валерий Столяр. – Консультацию проводил академик Лео Бокерия. Тогда мы начали реализацию телемедицинского проекта  «Москва – регионы России». В 1998 году российские врачи начали читать интерактивные телелекции и проводить удаленные консультации с национальным центром медицины Якутии. Кстати, лекции тогда читал профессор Олег Атьков, тот самый врач-космонавт, который впоследствии создал Российскую ассоциацию телемедицины. «Первые годы мы работали на базе простых десктоп-систем с видеоконференц-связью. Оснащение телемедицинского центра стоило около $20 тыс. и окупалось за 2–3 года, – продолжает Столяр. – Через пару лет к проекту присоединились Институт педиатрии и детской хирургии и НИИ нейрохирургии им. Бурденко РАМН».

Сегодня о телемедицинских составляющих не понаслышке знают и другие хирургические клиники. О том, как те или иные технологии использует Российский научный центр хирургии им. академика Петровского, «Известиям» рассказал руководитель лаборатории телемедицины Евгений Флеров. В центре четыре операционных, с которыми налажена интернет-трансляция в реальном режиме времени. «Локальная компьютерная сеть на базе отдела кардиохирургии РНЦХ была налажена еще в 1994 году, – вспоминает Флеров. – Во всех операционных стоят высокочувствительные камеры, которые позволяют удаленно получать картинку очень высокого разрешения. Система видеоконференц-связи, которая, кстати, налажена здесь еще в 2001 году, позволяет контролировать действия хирургов и анестезиологов из телемедицинского центра, давать комментарии в ту же секунду». И к слову, применение систем многоточечной видеоконференц-связи позволяет подключать к операциям, которые проводятся в столице, врачей из других городов и стран. Видеоматериалы о динамике состояния пациента в течение всей операции хранятся на портале РНХЦ. Оценить действия, к примеру, анестезиолога в тот или иной промежуток времени можно даже через год или два. Это дополнительный контроль поведения медицинского персонала.

Еще один пример успешного применения высоких технологий в рамках отдельного института – возможность получать на мобильный телефон анестезиолога данные хирургического монитора в операционных. Как только хирургический монитор (ЭКГ, ЭЭГ, артериальное, венозное давление и т. д.) показывает определенную комбинацию данных (опасную или требующую особого внимания анестезиолога), на мобильный телефон специалиста приходит сообщение. И тут все зависит от реакции врача.

Наглядно Евгений Флеров это продемонстрировал «Известиям» и в больнице, и в ходе московской конференции «Цифровой доктор в кармане», когда в режиме телемоста выступал американский терапевт Дэниел Крафт, исполнительный директор факультета Future Med («Медицина будущего») Института сингулярности в Силиконовой долине. Ученый, ратующий за максимальное проникновение ИТ-технологий в здравоохранение, приводил множество практических примеров. Так, вместо того чтобы ходить на прием к врачу, чтобы сделать ЭКГ, можно использовать датчик (стоимостью $10), который крепится к айфону. Он обработает данные сердцебиения, генерирует ЭКГ и по интернету отправит данные врачу. В любое время. Еще один пример простой интеграции гаджетов и медтехнологий – это устройство, которое было создано группой разработчиков из Калифорнийского университета в Беркли в 2009 году и получило название CellScope. Миниатюрный объектив микроскопа крепится к мобильному телефону, и мама может сфотографировать, допустим, ушную раковину ребенка, в ту же секунду передав данные по Сети врачу. «Впрочем, в телемедицине далеко не всегда нужны супермодные технологии, – констатировал Крафт. – Иногда достаточно отправленного специалисту MMS-сообщения. Или же «повседневных» устройств. Например, игровую консоль с технологией Microsoft Kinect можно использовать для того, чтобы в удаленном режиме оценивать кардиологическое состояние пациента и воздействие на двигательную систему».

Еще один интересный вариант использования ТМ-технологий – это система мониторинга, которая включает в себя также и специальный жилет, созданный инженерами Philips. Он – для повседневного ношения со встроенным сенсором, который оценивает (и передает в режиме онлайн) скопление жидкости в легких – этому опасному для жизни состоянию наиболее подвержены как раз пациенты с кардиологическими заболеваниями. К слову, Philips возглавляет проект Европейского союза HeartCycle, ориентированный на разработку полномасштабных решений для использования в домашних условиях по борьбе с хроническими заболеваниями. Не остаются в стороне и другие технологические гиганты. Так, в ноябре прошлого года Orange Business Services и некоммерческая частная организация Колумбии Centros Especializados de San Vicente Fundacion, предоставляющая медицинские услуги, подписали соглашение, результатом которого стало внедрение системы отслеживания ресурсов медицинской клиники в режиме реального времени, которая базируется на технологии радиочастотной идентификации (RFID). На инвалидных колясках  и других портативных инструментах, на бейджах сотрудников медицинских центров  расположены  специальные RFID-чипы, с помощью которых система может отслеживать местоположение ключевых хирургов и специалистов. Такие чипы расположены и на мониторах-датчиках температуры, для того чтобы следить за изменениями и сохранять оптимальную температуру в определенных помещениях. Кроме того, была внедрена система связи с медсестрами на 220 стационарных кроватей, которая позволяет пациентам отправлять сигналы тревоги и немедленно  устанавливать телефонную связь с медсестрами.

В масштабах страны

Но вернемся к отечественному опыту телемедицинской системы в России. Сейчас в нашей стране, по данным Российской ассоциации телемедицины, более 540 телемедицинских центров в ведущих федеральных медцентрах, региональных муниципальных и ведомственных клиниках. Только в Москве реально (практически ежедневно) работает 24 телемедцентра (главным образом – в ведущих клиниках РАМН и Минздравсоцразвития). «Последний созданный и уже сильно загруженный – в Научном центре акушерства и гинекологии РАМН, – уточняет Валерий Столяр. – В ближайшие недели начинают активную работу телемедцентры в НИИ онкологии им. Герцена и Научном центре гематологии РАМН. Сегодня телемедицинская сеть построена по принципу паутины интернета, исключающая командные установки «с этим работай, а с этим – нет». Есть конкуренция, поэтому регионы работают с теми клиниками, где лучше организована работа телемедцентров». В Удмуртии и Свердловской области действуют телемедицинские сети из нескольких десятков телемедцентров в районных больницах. В РЖД создана сеть из 92 стационарных, мобильных (пять – в «поликлиниках на колесах») и переносных (для работы на месте аварий) телемедицинских комплексов – как элемент общей телемедицинской сети России. Есть телемедцентр и в известном поселке Тында на БАМе.

Уровень развития российской телемедицины, как считает Столяр, сопоставим с развитием в наиболее продвинутых странах – Канаде, США, Норвегии, Италии – и наиболее близких по условиям к нам Индии (там свыше 500 телемедцентров) и Бразилии. Но, как и в любой отрасли, все решают кадры. Кадры, которые должны обладать не только высокой медицинской квалификацией, но и желанием внедрять и использовать дистанционные технологии в своей работе повсеместно. «Сейчас подготовка и переподготовка кадров телемедицинских центров будет проводиться на базе кафедры телемедицины в Московском государственном медико-стоматологическом университете.

Отдельное развитие телемедицина должна получить на уровне сетевых консультаций. Наталья Ушакова, вице-президент Национальной медицинской ассоциации (НМА), не сомневается, что России сегодня не хватает именно онлайн-врачей. Глобальная инициатива НМА заключается в том, чтобы развивать систему интернет-помощи пациентам. Для этого необходимо публиковать списки врачей, которые готовы практиковать таким образом. И конечно же, определять каналы передачи информации и тот формат, в котором наша биологическая информация может «ходить» по сети.

Всегда под рукой

Как iPhone и iPad стоят на страже здоровья своих владельцев

i2iCARE TeleOphthalmology


Еще одно приложение по телемедицине от CARE TeleSonography, созданное специально для врачей-офтальмологов. Благодаря ему в любом месте и в любое время доктор может получить удаленный доступ к истории болезни пациента, просмотреть результаты объемного сканирования глазного яблока, увеличивая и поворачивая изображения с помощью мультитач-прикосновений. Также у медицинского работника есть возможность сразу же разместить замечания и наблюдения для последующего направления на лечение или консилиума.

Withings Blood Pressure Monitor


Компания Withings выпустила серию устройств домашней медицины для гаджетов на платформе iOS. Их владельцам доступен электронный тонометр, поддерживающий связь через USB-кабель или Wi-Fi. Тонометр подключается к iPhone посредством кабеля, который используется в качестве персонального медицинского компьютера, хранящего историю медицинских измерений и отражающего динамику изменения данных о здоровье. Высокотехнологичный инструмент автоматически может передавать данные о ежедневных результатах измерений артериального давления доктору, отправляя их в удобном виде по электронной почте.

Doctor on board

Это приложение было разработано совместно с ведущим круглосуточным центром телемедицинской помощи TMA для моряков и путешественников. При наличии спутникового интернета приложение позволяет связаться по видеоканалу с ближайшим центром TMA, используя обе камеры, встроенные в iPad, которые позволяют одновременно общаться с доктором и демонстрировать пациента. Все тексты и рекомендации в приложении максимально облегчены с точки зрения терминологии, что позволяет обычному человеку понять и наиболее четко выявить симптомы. Отдельный раздел приложения «Доктор на борту» призван в короткие сроки обучить человека основным знаниям для оказания скорой помощи.

Оперирует Телеробот


Вероятно, лет через двадцать хирургия будет полностью роботизированным направлением медицины. Уже сегодня роботы используются для проведения сложнейших операций. Так, известный во всем мире комплекс Da Vinci, впервые появившись в России в 2007 году, произвел настоящую сенсацию. Изначально его разрабатывали для проведения операций дистанционно, посредством сигнала, передаваемого по интернету. Правда, возможные сбои в работе Сети пока отодвинули российских хирургов от возможности дистанционного оперирования. Медик находится в той же операционной, где оперирует робот с таким «художественным» названием. У хирурга, осуществляющего операцию, нет непосредственного контакта с пациентом, он управляет роботом, снабженным четырьмя «руками» с искусственными запястьями, каждое из которых имеет семь степеней свободы, что значительно превышает возможности человеческой кисти. Национальный медико-хирургический центр им. Н.И. Пирогова в числе первых в России в декабре 2008 года был оснащен системой Da Vinci, с помощью которой сегодня специалистами центра выполнены почти 400 операций. Именно здесь была выполнена тысячная в России операция с применением роботизированного комплекса Da Vinci. Шесть хирургических бригад делают операции (бесплатные для пациентов) в сфере урологии, гинекологии, кардиохирургии и др. И вероятно, совсем недалек тот день, когда столичные медики смогут оперировать больных в других городах.

С приставкой «теле»

Комментарии
Прямой эфир