Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Нет раку щитовидной железы

Это заболевание в Обнинске лечат с помощью радионуклидов
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Медицинский радиологический научный центр в Обнинске сегодня все еще единственный в своем роде по масштабу исследований и научно-лечебных разработок. В институте, расположенном в живописном лесном массиве, вот уже полвека совершенствуют методы диагностики и терапии различных заболеваний с помощью радионуклидных излучений. И сегодня в лаборатории центра разработано оборудование, которое, по словам сотрудников института, не имеет аналогов в мире. Обозревателю «Известий» Илье Березнюку медики центра показали действующую модель установки для дистанционной гамма-нейтронной терапии. Если запустить установку в серийное производство, ее стоимость будет составлять $2 млн.

Нет раку щитовидной железы

В центре лечат «по-атомному» – используют ядерные реакторы, для того чтобы в переносном, а иногда и в прямом смысле слова поставить больных на ноги. В нашей стране полноценных лабораторий с подобным методом экспериментального лечения всего три.

Терапию прошли порядка 500 человек. Но массового применения эта методика не получила. В первую очередь это связано с дороговизной подобных установок. Стоит отметить, что в мире только два учреждения располагают клиническим опытом использования исследовательских реакторов для терапии быстрыми нейтронами: Медицинский радиологический научный центр Минздравсоцразвития России (ФГБУ МРНЦ) и клиника лучевой терапии и радиологической онкологии Технического университета в Мюнхене.

Со всего мира

По подсчетам экспертов, ежегодно в радионуклидном лечении нуждаются примерно 50 тысяч россиян. До недавнего времени массово принимало пациентов только одно отделение радионуклидной терапии – в Медицинском радиологическом научном центре в Обнинске. Но и силами центра можно вылечить лишь от 5 до 10% пациентов, нуждающихся в «ядерном лечении».

В Обнинск едут люди со всей страны – от Магадана до Калининграда. Еженедельно в отделении радиохирургии лечение открытыми радионуклидами проходят до 70 человек. Загрузка настолько велика, что недавно посетившие клинику иностранные специалисты просто не могли в это поверить. Заведующий отделением радиохирургического лечения доктор медицинских наук Валерий Крылов показывает записную книжку, в которую он заносит фамилии пациентов для прохождения курса терапии. Все расписано до сентября 2012 года. И этот список растет с каждым днем, пополняясь примерно на 8–12 человек в сутки. В США и Германии подобные высокотехнологичные центры рассредоточены по всей стране, их – десятки, а то и сотни. У нас же – всего четыре. Стоит отметить, что в Челябинской области, где в создание кластера ядерной медицины уже вложено около 3 млрд руб., в основном обеспечиваются нужды жителей самого города и области, пациентов из других регионов не принимают. А в клинику МРНЦ едут не только со всех уголков России, но и из других стран, преимущественно – из ближнего зарубежья. «Но есть пациенты и из экзотических мест», – рассказывает доктор Крылов, показывая визитные карточки пациентов из КНДР и Вьетнама.

Если региональные медицинские учреждения не в состоянии обеспечить лечение пациента, комиссия из местных врачей определяет, насколько необходим, например, такой вид лечения, как радиойодотерапия. После этого через Минздравсоцразвития оформляется квота на оказание высокотехнологичной медицинской помощи – и больной направляется в Обнинск. Лечение одного пациента обходится государственной казне в 109 800 руб. В эту сумму входят все статьи затрат, включая транспортировку, обследование и собственно курс терапии. «Всего в 2011 году лечение радиоактивными изотопами в отделении радиохирургического лечения в МРНЦ прошли 2576 человек. И это очень большая цифра», – отмечает Валерий Крылов. Помимо колоссального притока пациентов и загруженности мощностей МРНЦ существуют и другие проблемы, которые не позволяют принимать больше онкологических пациентов. Например, дороговизна препаратов. Радиоактивный самарий-оксабифор, который используется для диагностики и лечения костных метастазов, – это полностью отечественная разработка, которая отлично себя зарекомендовала на практике. В начале нулевых его стоимость была всего порядка 2000 руб., спустя 10 лет цена возросла до 71 300 руб. Еще не так давно центру приходилось отправлять российских пациентов в Узбекистан к доктору Расуловой, поскольку там лечение самарием выходило в десятки раз дешевле, чем у нас. В центре надеются на то, что «Росатому» удастся в самое ближайшее время еще снизить стоимость этого препарата (сегодня цена упала до 45 тыс.). Есть и другие положительные тенденции: цена на радионуклидный йод в этом году снизилась с 18 тыс. руб. до 10 тыс.

Уникальный препарат

«Радиойодная терапия – уникальное природное явление, которое ученые сумели успешно использовать в ядерной медицине, – рассказывает Валерий Крылов. – Нет больше в природе примера, когда химический элемент имеет такую сверхтропность к какому-либо виду клеток, как йод – к клеткам щитовидной железы. Этот феномен используется на мощностях МРНЦ при лечении онкологических больных раком щитовидной железы и тиреотоксикозом. Радиойодную терапию можно назвать сверхнанотехнологичным процессом, поскольку при этом виде лечения происходит сверхточная доставка заряда непосредственно в саму клетку». То есть неорганическая молекула натрий-йода транспортируется внутрь клетки пациента, где и начинает работу, не облучая ничего снаружи.

На первом этапе лечения необходимо выполнить операцию по удалению всей щитовидной железы. А если поражены и лимфоузлы, то удалению подвергаются и они. После этого больного необходимо пролечить радиоактивным йодом. Нужно уничтожить все «вражеские» клетки. Клетки щитовидной железы, как и раковые, питаются йодом. Задача радиойодной терапии – заставить их поглотить йодный препарат, поскольку злокачественные образования не способны отличить обычный йод от его изотопа. Это сверхцеленаправленное действие позволяет уничтожать пораженные клетки щитовидной железы так, чтобы не наносить вред остальным. Один курс подобного лечения составляет 4–5 дней. Йод применяется перорально в виде раствора. Поскольку при этом используются высокие активности йода-131, а он интенсивно выводится из организма, пациент помещается в палату со специальной системой вентиляции и очистки, которая поглощает и обезвреживает все естественные выделения организма. Больной остается в ней до тех пор, пока мощность дозы излучения, испускаемого его телом не будет ниже, чем 20 микрозиверт в час на расстоянии одного метра. Это безопасный уровень, при котором пациента можно выводить из палаты и выписывать из клиники.

После этой процедуры больной отправляется на обследование в гамма-камеру, где при помощи сканирования специалисты клиники видят, в каких областях организма распределился введенный йод. Если он располагается только в остатках тканей, уровень тиреоглобулина (выброс гормонов) в крови низкий и накопления есть только на шее – это отличный показатель. На этом курс лечения заканчивается, и ведется только динамическое наблюдение за пациентом. В случаях, когда показатели оказываются не столь радужными и злокачественные клетки выявлены еще и в легких, приблизительно через 6 месяцев курс лечения возобновляется и продолжается до тех пор, пока эти клетки не будут уничтожены. Эксперты МРНЦ считают, что подобным способом около 70% раковых больных (с метастазами дифференцированного рака щитовидной железы в легких) могут быть излечены полностью. Причем курс лечения не отражается на репродуктивной функции женщин. Дети рождаются абсолютно здоровыми. В онкологии нет подобного примера, где больных с метастазами в легких можно было бы полностью вылечить. С помощью радиойодной терапии это стало реальностью.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...