Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Несколько часов подряд провел я в Facebook за спором с группой молодых и сравнительно молодых оппонентов (не только «френдов» в Сети, но и друзей в офлайне). Обсуждали мы трудности с регистрацией, возникшие у кандидата в президенты РФ Явлинского. Точнее, не сами трудности (и уж подавно не их исход) — и даже не самого Явлинского, а весь комплекс проблем, с этой ситуацией связанных.

Что касается Г.А. Явлинского, то его президентский поезд ушел давным-давно — даже не в 1996 году, а осенью 1993-го, когда Б.Н. Ельцин, в нарушение публично данного слова, отказался пойти на досрочные президентские выборы. Вот на этих несостоявшихся выборах предположительно весной 1994 года Явлинский наверняка стал бы реальным соперником действующему президенту, но уж никак не позже. На предпоследних думских выборах 2007 года «Яблоко» набрало 1,5%; а на последних, накачанное невесть откуда взявшимися деньгами, — аж целых 3%. Личная популярность политика Явлинского, пожалуй, еще меньше — и на любых выборах (кроме внутрипартийных) оборачивается цифрами в диапазоне статистической погрешности. Так что спор ни в коем случае не о Явлинском.   

Не вызывает сомнений и положение о необходимости собрать два миллиона подписей. То есть не вызывает сомнения тот факт, что это положение необходимо как можно скорее  отменить. А вернее, конечно, заменить денежным залогом где-нибудь в миллиард рублей — по пятьсот рублей за подпись — столько на них в среднем и тратится. Все равно ведь без таких денег (или без поддержки думской партии) в президенты идти смешно. Что же касается нынешних двухмиллионных списков, то всем понятно, как и кем, и на основе каких баз данных (одних и тех же баз данных) они составляются. И точно так же понятно, что столько голосов за такие сроки по-честному не собрать. А значит, у Центризбиркома всегда имеются основания 1) отвести любой из этих списков; 2) отвести их все; 3) закрыть глаза на всевозможные нарушения — и не отвести ни одного.

Другими словами, заруби Центризбирком всех троих — Мезенцева, Прохорова и Явлинского — не возникло бы никаких вопросов. И пропусти он всех троих — тоже. И заруби он любого из тройки — что ж, может, там и впрямь обнаружились безобразия выше среднего по больнице; хотя здесь кое-какие вопросы уже возникли бы. А вот когда на заклание предварительно намечены двое из троих, это уже попахивает политиканством. Тем самым политиканством, которое, во-первых, категорически не пристало Центризбиркому. В котором, во-вторых, он, Центризбирком, по итогам думских выборов заподозрен (хотя и не обвинен). И, в-третьих, новых обвинений в котором по процедуре и по итогам президентских выборов Центризбиркому следовало бы бежать, как черт от ладана.

Есть классическая формула: «Это хуже, чем преступление, это ошибка». Отстранение Явлинского от выборов (в паре с Мезенцевым, да и в общем-то даже в одиночку), как вытекает из вышеизложенного, преступлением не будет ни в коем случае. А вот ошибкой, несомненно, окажется. И это тоже более-менее ясно всем. Да ведь и спорили мы с молодыми друзьями о другом.

Сам Явлинский уже успел обвинить Центризбирком в политиканстве (и его мнение полностью поддержал «беспартийный» Алексей Навальный). По его словам, от него хотят избавиться, чтобы не допустить «яблочных» наблюдателей на избирательные участки. К сожалению, это и впрямь довольно правдоподобная версия. И мои молодые друзья — все как один собравшиеся было «яблочными» наблюдателями на участки (а кое-кто из них уже имеет соответствующий опыт) — чувствуют себя жестоко разочарованными.

— У вас есть сомнения в том, что В.В. Путин безо всяких подтасовок с легкостью победит в первом туре? — спрашиваю я у них. — Нет? Тогда что, собственно, вы собрались контролировать? Общественный контроль был (или был бы) исключительно важен в противостояниях Ющенко–Янукович в 2004 году, Буш–Гор — в 2002-м, Ельцин–Зюганов — в 1996-м, но сейчас-то он зачем? Чтобы не дай бог не присчитали Путину двух-трех  лишних процентов к честно набранным шестидесяти (или шестидесяти пяти) и не отняли одного-двух у Зюганова из столь же честно набранных пятнадцати–двадцати?

— Нет, они это понимают, а наблюдать за выборами собираются «из принципа» и «с прицелом на будущее». — Но понимаете ли вы, что происходит? — продолжаю я. — Идет массовая артподготовка к тому, чтобы на оранжистский лад, вопреки здравому смыслу, нагло отвергнуть ЛЮБОЙ итог выборов 4 марта. Любой, кроме второго тура. Правда, и второй тур с участием Путина они не признают тоже. — Но это же абсурд! — возражают мне. — Абсурд, конечно, — но поглядите и послушайте, как вас именно к этому абсурду и подводят. И, в частности, заманивают наблюдателями от «Яблока» на участки. Чтобы потом, когда Гриша-Полтора-Процента свои законные полтора процента и получит, вы — десятки тысяч таких, как вы, — завели бы речь о массовых фальсификациях и помогли бы опрокинуть уже не выборы, а политическую ситуацию в стране.

То есть если Центризбирком и политиканствует, отказывая Явлинскому в регистрации, то я вполне понимаю эти резоны и отнюдь не считаю их преступлением. Да преступлением они и не являются. Но это хуже, чем преступление, это ошибка.

Явлинского к выборам и «яблочных» наблюдателей на участки необходимо допустить. И вообще обойтись в нынешней ситуации без политиканства. Обойтись без политиканства как минимум по десяти причинам, перечень которых начинается с одной-единственной: победа на выборах 4 марта предрешена и так. 

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...