Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Несмотря на поражение в Южной Каролине, Митт Ромни остается единственной надеждой республиканцев, хотя он им и не нравится.

Рик Перри, которого либералы для ясности называли «заклинателем дождя», сошел с дистанции, после того как выяснилось, что не все Соединенные Штаты похожи на Техас, где избиратели ценят его кавалерийскую политику. (Перед уходом с арены Рик Перри обозвал турок террористами, забыв, что они — союзники по НАТО.)

Ньют Гингрич, который, как говорили о Виргинии, сделал больше всего как для укрепления власти Вашингтона, так и для ее развала, чересчур обременен грехом. И это не прелюбодеяние, которое в конечном счете прощается всем мужчинам, включая президентов, а лицемерие. Мы не можем снести, когда нам колют глаза те, кто их закрывает на собственные прегрешения.

При этом умный, образованный (профессор истории), хорошо владеющий пером и еще лучше языком Гингрич по-своему симпатичен. Он, например, страстно любит не только женщин, но и животных, особенно — динозавров. Хуже, что Гингрич  предложил второй жене закрыть глаза на третью. Причем это не помешало ему прямо на следующий день произнести речь о моральном падении современников, начиная с Клинтона. Эта история, ставшая известной прямо накануне праймериз в Южной Каролине, напомнила мне рассказ Валерия Попова о съемках кино. В нем описан директор картины, который, выходя из запоя, предпринимал суровые меры и увольнял непьющего осветителя.

Возможно, Ньют Гингрич стал бы лучшем президентом, чем мужем, но вряд ли ему это позволят избиратели, причем обеих партий. Демократы против того, чтобы Белый Дом вмешивался в их личную жизнь. Тем более когда это касается таких интимных вопросов, как аборты или однополые браки. Республиканцы не хотят, чтобы Белый Дом вмешивался в их личную жизнь, когда это касается таких интимных вопросов, как молитва в школе или право на ношение оружия. В Гингриче сомневаются те и другие, а больше всего третьи — независимые, от которых, собственно, и зависит исход выборов. Победить на них может лишь кандидат, способный убедить не примкнувших в том, что партийность не заменяет ему здравый смысл. Именно с этим может и должен справиться претендент с самым длинным резюме. Это — крайне успешный бизнесмен, необычайно щедрый филантроп, спаситель Олимпийских игр и  достойный губернатор либерального Массачусетса Митт Ромни. Он — кандидат, который устраивает всех — и никого, если не считать Юты.

Ромни — мормон, и что это значит, трудно понять любому, кто забывает, что Америка — христианская страна par exellence. 83% американцев считает себя христианами. В относительных цифрах это значит, что в Америке больше христиан, чем иудеев в Израиле или индуистов в Индии. Неудивительно, что все президенты были христианами. На Ромни эта традиция может прерваться, потому что, хотя все мормоны считают себя христианами, треть американцев с ними не согласны.

Чтобы переубедить скептиков, мормоны сейчас ведут теологические дискуссии. На них обсуждаются сугубо богословские вопросы. Но пока священники спорят о Троице (мормоны отрицают единосущность Отца и Сына), всех остальных интересуют не доктринальные, а экзотические детали культа.

С точки зрения даже доброжелательного американца мормонизм напоминает ненаучную фантастику. Мормоны верят, что Христос был в Америке, скрижали — на севере штата Нью-Йорк, Новый Иерусалим — в Миссури. Браки  заключаются в Солт-Лейк-Сити и длятся вечно. После смерти праведники получат свою планету и станут богами. Чтобы никого не обойти, они крестят умерших, например Анну Франк. Ну и, конечно, полигамия, которая уже давно вне закона. Мормоны отказались от нее в обмен на статус штата для Юты, во всяком случае — на словах. На деле местные знают, где живут многоженцы: у них огромные дома и во дворе — стадион, чтобы занять ораву детворы.

Сам я встречался с мормонами дважды. Первый раз в Риме, по дороге в Америку, когда пара юных миссионеров пришла по мою душу со своей сухой верой (Ромни было не легче, ибо отказаться от вина он убеждал французов). Второй раз мормон оказался у меня на обеде. Его привез мой школьный товарищ, поселившийся в Юте. Готовясь к испытанию, я выяснил, что мормонам нельзя пить не только алкоголь, не только кофе, не только кока-колу (с чем я как раз согласен), но и есть горячий суп. Подав окрошку и спрятав водку от греха подальше, я ждал худшего и попал впросак. Гость оказался физиком и весельчаком. Между закуской и анекдотами он продемонстрировал такую снисходительность к нашим заблуждениям, что мы с товарищем всё-таки выпили и даже закурили. Примерно такой же терпимости ждут от Америки мормоны в этом году, когда один из них впервые стоит на полпути в Вашингтон.

Прошлые президентские выборы подвергли Америку испытанию на расизм, на этот раз стране предстоит выдержать экзамен по веротерпимости. Если Ромни выиграет на выборах, то Америка не станет менее религиозной страной, чем была. Она всего лишь докажет, что способна, как это давно уже произошло в Европе, развести Бога с политикой достаточно далеко, чтобы впустить в Белый Дом иноверца.

Комментарии
Прямой эфир