Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
В США заявили о решимости Байдена военным путем помешать Ирану получить ядерное оружие
Мир
Постпредство РФ назвало уроком для всех готовность ЕС украсть финрезервы
Экономика
Эксперт увидел попытки Польши сорвать переговоры ЕС по потолку цен на нефть
Мир
В ДНР сочли озвученные ЕК данные о потерях ВСУ правдивыми
Мир
Reuters сообщило о ликвидации лидера ИГ
Экономика
ЦБ рекомендовал банкам приостановить выселение должников
Мир
В Раде заявили о невозможности восстановить энергосистему Украины этой зимой
Мир
Вашингтон объяснил нежелание поставлять Киеву оружие большей дальности
Экономика
Bloomberg узнало об обсуждении в ЕС потолка цен на нефть из РФ в $60
Мир
Министр инфраструктуры Украины Кубраков подал в отставку
Общество
Песков не подтвердил запрет на выезд за границу сотрудникам администрации президента
Спорт
Франция на ЧМ-2022 впервые в истории проиграла Тунису

«Изабель Юппер любит переворачивать все вверх дном»

Ева Ионеско — об актерском эгоцентризме, тяжелом детстве и правах ребенка во Франции
0
«Изабель Юппер любит переворачивать все вверх дном»
Кадр из фильма Евы Ионеско «Моя маленькая принцесса», в главной роли Изабель Юппер (справа). Источник: kinopoisk.ru
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

На российские экраны вышел французский фильм «Моя маленькая принцесса» — лауреат одной из параллельных программ Каннского фестиваля 2011 года. В основе сюжета рассказ о том, как богемная мама, по профессии глэм-фотограф (Изабель Юппер), сначала спихнула дочь на попечение бабушки, а потом стала использовать 10-летнюю девочку как модель для откровенных фото.

История реальная, произошедшая в 1970-е с известным в Париже фотографом Ириной Ионеско и ее дочерью Евой, которая благодаря сделанным матерью фотографиям даже получила маленькую роль у Романа Полански в фильме «Жилец». А теперь, по прошествии тридцати с лишним лет, сняла фильм о собственном эксцентричном детстве. Перед российской премьерой с Евой Ионеско встретилась обозреватель «Известий» Лариса Юсипова.

— Ваши нашумевшие фотографии до сих пор легко найти в интернете, но с тех пор прошло уже много лет. Почему именно сейчас вы решились обо всем этом рассказать?

— Надо же было когда-то сделать этот фильм! Долгое время я относилась к этому как к тайне, которую никому нельзя рассказать, а если вдруг расскажу — случится что-то страшное. Но в последнее время стали появляться жесткие фильмы, основанные на реальных, иногда автобиографических историях. Раньше это во Франции было табу. Когда моя мать, которой сейчас 82 года, узнала, что я все-таки сняла эту картину, она позвонила мне в Канн и сказала: «Ты — чудовище! Увидишь, какие ужасные вещи теперь начнут с тобой происходить».

— Были ли фильмы, которые подтолкнули вас к «Маленькой принцессе»?

— На меня произвели очень мощное впечатление фильмы Джейн Кэпмион. И фильм Роберта Олдрича «Что случилось с бейби Джейн» тоже. И Дуглас Серк.

— Когда вы писали сценарий, вы уже имели в виду Изабель Юппер? Легко ли было с ней договориться?

— Когда писала, не думала. Но когда написала, поняла, что это должна быть именно она. И Изабель достаточно быстро согласилась.

— Пыталась ли она больше узнать о вашей матери? Искала ли с ней знакомства? Или основывалась только на вашей драматургии?

— Я не хотела, чтобы она знакомилась с моей матерью. Но, конечно, мы обсуждали роль, характер. Подготовительная работа шла долго. Однако когда начались съемки, она все равно по-своему интерпретировала эту роль. Изабель — актриса, которая любит приходить на площадку и переворачивать все вверх дном.

— Конфликтов у вас не было?

— Я вообще не люблю конфликтов. С актерами нужно договариваться. Хотя это непросто — с хищником вообще трудно договориться. Но если вступаешь с ним в конфликт, появляется агрессия и нервозность, что всегда плохо для работы.

— Как вы искали девочку? Много ли вы пересмотрели маленьких артисток?

— На пробы пришли 500 девочек. Но я знаю случаи, когда режиссеры смотрят по несколько тысяч претенденток, ищут героиню в течение нескольких лет.

— Родители юной актрисы не боялись, что роль плохо отразится на ее психике?

— Во Франции все очень строго относительно участия детей в каких-либо проектах. Есть специальный государственный орган, который следит за детьми, за их безопасностью — в самом широком смысле слова. Так что у нас на площадке постоянно были инспектора, детские психологи. И, конечно, родители дали согласие — без этого мы бы ничего не могли сделать.

— После случившегося с вами в детстве вы не возненавидели искусство?

— У меня действительно было много проблем с искусством. Мне пришлось заново учиться его воспринимать. Все равно как если бы человеку, который потерял дар речи, пришлось заново учиться говорить. Я потихоньку начала заниматься фотографией, потом постепенно пришла к кино. То есть сначала я пыталась написать об этом опыте книгу и даже связывалась с издательством, но быстро поняла, что это должно быть именно кино.

— Вы связаны родством с Эженом Ионеско?

— Нет, просто фамилия достаточно распространенная. Я хотя и родилась во Франции, но наполовину румынка, наполовину венгерка.     

Читайте также
Реклама
Комментарии
Прямой эфир