Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
В США заявили о решимости Байдена военным путем помешать Ирану получить ядерное оружие
Спорт
Совет World Athletics не восстановил членство Всероссийской федерации легкой атлетики
Экономика
Эксперт увидел попытки Польши сорвать переговоры ЕС по потолку цен на нефть
Мир
В ДНР сочли озвученные ЕК данные о потерях ВСУ правдивыми
Мир
Reuters сообщило о ликвидации лидера ИГ
Экономика
ЦБ рекомендовал банкам приостановить выселение должников
Мир
В Иране произошло землетрясение магнитудой 5,6
Мир
Вашингтон объяснил нежелание поставлять Киеву оружие большей дальности
Мир
Еврокомиссия рекомендовала заморозить субсидии ЕС для Венгрии
Мир
Министр инфраструктуры Украины Кубраков подал в отставку
Общество
Песков не подтвердил запрет на выезд за границу сотрудникам администрации президента
Спорт
Франция на ЧМ-2022 впервые в истории проиграла Тунису

«Малыш» Egan-Jones снижает Германии кредитный рейтинг

Последуют ли этому примеру «монстры» S&P, Moody’s и Fitch, как это было в случае с США?
0
«Малыш» Egan-Jones снижает Германии кредитный рейтинг
Фото: REUTERS
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В ночь со среды на четверг американское рейтинговое агентство Egan-Jones сообщило о понижении кредитного рейтинга Германии на одну ступень — до АА–. Агентство Egan-Jones не является мощным мировым ньюсмейкером: оно не входит в «большую тройку» отрасли, крупные фонды не бегут менять инвестиционную политику на основании его публикаций, а домохозяйки не бросаются обсуждать на кухнях «мировую закулису», прочитав очередную сенсационную заметку о зверствах рейтинговых «монстров».

Так что новость о снижении суверенного кредитного рейтинга столпа Евросоюза могла бы пройти незамеченной, если бы не одно «но»: узкая трейдерская прослойка общества давно заметила, что рейтинги Egan-Jones чудесным образом предваряют решения «большой тройки» — S&P, Moody’s и Fitch. Кто первым объявил о снижении рейтинга непотопляемых Соединенных Штатов Америки? Egan-Jones, которое тихо вывесило отчет у себя на сайте еще 19 июля. Вряд ли документ обрел широкий круг читателей. Зато 6 августа мы проснулись уже в другом мире, в котором больше нет всесильной AAA-Америки, а есть только обычная АА+.

Героем месяца стало S&P, якобы первым решившееся поколебать основы мироустройства. Многие эксперты финансового рынка говорят, что Egan-Jones наименее подвержено влиянию американского банковского и государственного лобби, поэтому его оценкам можно доверять в большей степени, чем оценкам «большой тройки». Внутри рейтингового бизнеса думают иначе.

— Мне кажется, что Egan-Jones, пользуясь случаем, хочет  заявить о себе на глобальном уровне, поскольку тема суверенных рейтингов стран Евросоюза находится на пике общественного внимания с одной стороны, а с другой стороны, критика в адрес «большой тройки» не ослабевает, — считает генеральный директор Национального рейтингового агентства (НРА) Виктор Четвериков. — Они пытаются набрать очки за счет очевидных вещей. Потому что действительно надо приводить в соответствие рейтинги всех государств, но сейчас все этим занимаются. Мы, например, понизили Германию и Францию еще год назад. Им и нам это проще сделать, чем крупным агентствам. Но говорить, что они более независимы, я бы не стал. Не думаю, что их оценка окажет сильное  впечатление на инвесторов и государство, поскольку ящик Пандоры был открыт еще до их решения. 

По словам Четверикова, понизить кредитную оценку Германии надо было давно — экономики всех стран Европы дают сбои, и это касается крупнейших экономик региона. Теперь же, как считает гендиректор НРА, оценки ААА достойны только скандинавские страны, Австралия и Новая Зеландия.

Решение Egan-Jones было обнародовано в день, когда состоялся очередной аукцион немецких краткосрочных долговых бумаг. И прошел он вполне успешно — с понижением доходности относительно прошлых торгов. Главный экономист УК «Русь-Капитал» Алексей Логвин полагает, что это дает основания думать, что решение Egan-Jones все-таки было преждевременным.

— У Германии есть шанс получить снижение рейтинга только за компанию с кем-то еще по политическим причинам, потому что экономической необходимости в таком шаге нет, — говорит он. — Те макроэкономические индикаторы, которые мы видим в последнее время, — промышленное производство, безработица — вполне адекватны и не внушают серьезных опасений.

Логвин полагает, что в тех условиях, которые сейчас сложились на европейских рынках, даже S&P, Moody’s и Fitch не смогут внести серьезную смуту, поскольку сильнейшим игроком стал ЕЦБ, который раздал евробанкам многомиллиардные кредиты. Причем вливания произошли в очень короткий срок. Поэтому пока эти деньги ищут себе путь в более-менее надежные активы, опасаться резко негативной реакции рынка на любые действия рейтинговых агентств не стоит. Рынку трудно падать в таких условиях, какие бы новости ни выходили.

С этой точкой зрения согласен и аналитик ИК «РУСС-Инвест» Дмитрий Кулешов.

— Агентство в данном случае высказывает опасения, что Германии придется оплачивать долги проблемных стран еврозоны, — говорит он. — Это принципиально отличается от опасений в связи с невозможностью государства обслуживать собственный долг. При этом доходность немецких облигаций, как считает Egan-Jones, останется на текущих низких уровнях. Именно это имеет определяющее значение для рынков капитала. S&P, кстати, уже сообщило, что понижать рейтинг Германии не собирается. Но даже если это и произойдет, важна будет реакция на это событие со стороны портфельных управляющих, а не сам факт снижения.

С такой интерпретацией событий не может согласиться аналитик ФГ «Калита-Финанс» Алексей Вязовский. Он уверен, что снижать рейтинг Германии пора уже давно. Но принять такое решение «большая тройка» попросту боится: агентствам в Европе уже никто не верит, поскольку они выставляли Греции высшие баллы при вступлении в ЕС.

— Если же S&P, Moody’s и Fitch все-таки решатся на такой шаг, то это вызовет прежде всего кризис на межбанковском рынке, — прогнозирует Вязовский. — Европейские банки уже сейчас закрывают друг другу лимиты. И все идут за деньгами в ЕЦБ, который стал кредитором в последней инстанции. Но такое участие регулятора чревато инфляцией.

Вязовский считает, что столь активное использование печатного станка в скором времени может превратить Европу в подобие арабского мира, где люди выходят на улицы, потому что у них нет денег на покупку бешено подорожавшей еды. Разумеется, цивилизованный Старый Свет не будет лить кровь из-за удешевления евро, но социальная напряженность, по мнению аналитика, неизбежна.

Читайте также
Реклама
Комментарии
Прямой эфир