Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Письмо Березовского патриарху Кириллу смешно, как ни посмотри. И в парадигме «окопавшийся предатель — духовный вождь православных», и в парадигме «опальный олигарх — гендир ЗАО РПЦ». Потому и смешно, что конструирует несуществующую парадигму «опальный олигарх — духовный вождь православных»; смех, как известно, не что иное как реакция на «короткое замыкание» сознания, то есть, грубо говоря, на совмещение несовместимого. Поэтому проще всего предположить, что это история про юмор, и мы еще услышим письмо Березовского Патриарху на юбилейном концерте какого-нибудь Петросяна.

А если это все-таки история про политику, то — про шутовскую политику. И что-то останавливает меня от запылать праведно: дайте нам нормальную. С теледебатами кандидатов под попкорн, ага.

Говорят, что лайнер затонул, потому что капитан-итальянец захотел поближе подплыть к берегу, махнуть рукой приятелю. И при всем при том что людей жалко, все-таки: это же так по-человечески. Всякий, кто был в южных странах, видел эту картинку: посреди перекрестка два водителя остановились, чтобы поговорить за жизнь. Им гудят все вокруг, возмущаются, а они: а моя-то Анна Мария! это что, вот моя курица!.. Или не гудят, ждут, понимают: разговаривают люди.

Я сейчас читаю «Физику будущего» Мичио Каку, это такой знаменитый и дико авторитетный ученый и популяризатор науки. Книга — про то, какую технику даст наука в ближайшие 100 лет. По Каку получается, что уже лет через двадцать слово «водитель» вообще из языка исчезнет, транспорт будет управляться программой: вводишь конечный пункт и сиди себе читай айпад. Какой мир лучше: безопасный, в котором все управляется бездушными безошибочными программами, или такой, в котором капитан корабля может вот так вот запросто грохнуть практически непотопляемую машину, просто потому что там, на берегу, старый кореш? Видит Бог, я не знаю ответа на этот вопрос.

Это ведь и про политику тоже. Каку об этом не пишет, но sapienti sat: чем больше он расписывает чудеса ближайшего будущего — бессмертие, вечную молодость, чипы в мозгу и перестраивающие гены наномашины, — тем больше становится понятно, что в ближайшее будущее раздолбайские общества не попадут. Или попадут, но так, как в «S.N.U.F.F.» у Пелевина, на правах не то испытательного полигона, не то заповедника для сафари. Торжество гегельянства: по Гегелю, история завершается формированием Абсолютного Государства, в котором познавший себя Дух пребывает уже вне времени. Понятно, что в таком государстве нет места ни искусству, ни смеху, ни смерти. И кто сказал, что это общество, в котором ходят строем и прославляют вождя? Вовсе нет, куда как реалистичнее другое: это общество фотоэгалитаризма, где все выкладывают в фейсбук фоточки с котятами и смотрят теледебаты кандидатов.

Ясно, что мы все желаем (ну или так: странно не желать) России стать нормальным государством. Где воруют в меру, пирог делят сравнительно справедливо, тратят на науку столько, чтобы хватило попасть в будущее, геи ходят за ручку, курят только дураки, а полицейские помогают пьяным добраться до дома. Вот только как это все совместить с такими дивными перлами, как письмо Березовского патриарху или вот с (запишем его в наши, наш человек) придурковатым капитаном «Конкордии»?

Человек искусства на этом пункте рассуждения «подвисает». Потому что все это означает, в числе прочего, и то, что искусство должно исчезнуть вместе с Березовским и горе-Врунгелем. А для человека искусства искусство — высшая ценность, иначе никакой он к черту не писатель, не художник и не поэт. И разрешить это противоречие может только, получается, человек науки — физик, стало быть. Почитайте «Физику будущего», поучительное чтение.

Комментарии
Прямой эфир