Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Книжная магия Виталия Горяева

Иллюстрации, представленные на выставке в ЦДХ, знакомы каждому, чье детство прошло в Стране Советов
0
Книжная магия Виталия Горяева
Виталий Горяев, фото: РИА НОВОСТИ/Юрий Иванов
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

17 января в ЦДХ на Крымском валу открывается «Линия жизни» знаменитого советского художника Виталия Горяева.

Нынче принято с ностальгией вспоминать про советскую школу книжного иллюстрирования. И дело тут, скорее всего, не только в элегической грусти по безвозвратно минувшему. Эта школа действительно была одной из сильнейших в мире, подтверждением чему могут служить россыпи международных наград, завоеванных некогда нашими книжными художниками.

Впрочем, читателя — особенно ребенка — мало интересуют призы и звания тех людей, которые нарисовали для него «картинки». Куда важнее, чтобы изображения не просто «пересказывали» текст, а рождали сообразные эмоции.

Помимо того, у книжной иллюстрации существовала и существует еще и сверхзадача: она способна незаметно, почти тайком, внедрять в сознание установки высокой художественной культуры. Подобным умением владели, разумеется, те из художников-графиков, которые сами были носителями этой культуры. Зачастую их работы вступали в явное противоречие с канонами социалистического реализма, но так уж повелось, что за иллюстраторами цензура присматривала не столь строго, как за живописцами и скульпторами.

Можно сказать, эта сфера долгие годы оставалась одним из немногих в стране островков стилистической свободы — весьма относительной, конечно. Так что не стоит задним числом приписывать успехи советских иллюстраторов «заботе партии и правительства». Многие лучшие образцы книжной графики возникали, по сути, из-за «недоработок» механизма идеологического контроля.

Мэтров на иллюстраторском поприще всегда хватало, но имя Виталия Горяева приходит на ум одним из первых. Его иллюстрации к Юрию Олеше, Марку Твену, О.Генри наверняка знакомы каждому, чье детство прошло в Стране Советов. Увы, книжки эти, выходившие в свое время массовыми тиражами, сейчас неуклонно перекочевывают в разряд библиографических редкостей, а сегодняшних переизданий с рисунками Горяева что-то не видно.

Работал он и для взрослой аудитории, иллюстрируя Пушкина, Достоевского, Гоголя — и уж от этого жанра сейчас категорически остались одни только воспоминания… Поклонники давнего журнала «Крокодил» моментально сообразят, что сотни раз встречали подпись «Виталий Горяев» под тамошними карикатурами.

Куда менее известна его деятельность в качестве плакатиста: в годы войны он работал в «Окнах ТАСС» (кстати, талантливого юношу, «обдумывающего житье», когда-то нацелил на художественную стезю сам Маяковский). И уж совсем немногим доводилось видеть станковую графику и живопись Горяева, хотя сам он не считал эти занятия для себя «побочными».

В той или иной мере все упомянутые жанры и категории представлены на большой ретроспективной выставке в ЦДХ. Изобразительные материалы устроители показывают в хронологии — от 1930-х до 1980-х. Пожалуй, это самый органичный и разумный способ продемонстрировать творческую эволюцию автора. Однако, помимо эволюции, бывают важны и константы.

Виталий Горяев еще во времена обучения у Фаворского и Дейнеки нашел собственную пластическую формулу, которую впоследствии видоизменял, но от которой никогда не отказывался. Следить за этой сквозной нитью не менее интересно, чем за калейдоскопом литературных сюжетов.

Выставка открыта до 30 января.    

Комментарии
Прямой эфир