Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Под присмотром Вайбеля архитектура стала скандалом

Куратор Московской биеналле попрощался с Австрией выставкой Холляйна
0
Под присмотром Вайбеля архитектура стала скандалом
Музей Абтайберг в Мёнхенгладбахе, Германия (1972-1982). Фото: Marlies Darsow
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

77-летний Ханс Холляйн — живой классик мировой архитектуры. На выставке, крупнейшей из всех когда-либо ему посвящавшихся, он представлен и как дизайнер (стоит даже рояль его работы), и как художник, и даже как теоретик. 

Его эссе «Все — архитектура» стало манифестом 1960-х, заставившим переосмыслить роль архитектора. Но главное — Холляйн показан как практик, чьи работы иллюстрируют историю постмодернизма. Макеты, эскизы и фотографии напоминают о зданиях по всему миру, от Лимы и Мадрида до кратера потухшего вулкана во Франции.

Даже в Москве в начале 1970-х он оформлял пресс-службу американского посольства. Других работ в России нет, хотя Холляйн регулярно участвует в конкурсах, будь то здание художественной галереи в Перми или вторая сцена Мариинки. Надежда, впрочем, есть — сейчас в Китае возводят небоскреб, придуманный Холляйном еще в 1960 году, открытие ожидают в 2013-м. На нем поверхности из стекла перемежаются с настоящими садами, чья зелень буквально вываливается из фасада, словно убежавшее с огня молоко.

О Холляйне часто пишут как о ксенофиле (это противоположность ксенофобу). Он и впрямь «человек мира». Во время студенчества в Вене долго жил в Стокгольме, затем в Америке (в Чикаго учился у легендарного Миса Ван дер Роя), пересек континент на машине, оценил архитектуру индейцев навахо — ее следы можно найти в проектах Холляйна. Иные вызывали нешуточные споры, как дом Хааса напротив собора св. Штефана в Вене. Но отторжение неизбежно сменяло признание.

Излюбленной точкой приложения сил для австрийца, получившего многие награды, включая «нобелевку по архитектуре» — премию Прицкера, остаются музеи. Среди них и Музей современного искусства во Франкфурте, своим острым углом вонзившийся не только в перекресток франкфуртских улиц, но и в привычные представления о том, что такое музей.

Он создал и постмодернистское здание музея Абтайберг в немецком Менхенгладбахе (1972–1982), ставшее одним из героев выставки в Граце, а в свое время произвело фурор в архитектурной среде. В уходящем под землю музее особенно важен свет. Многие видят в здании, построенном на развалинах бывшего монастыря, предтечу музейных комплексов нового типа. Например, Фрэнк О’Гэри, автор Музея Гуггенхайма в Бильбао, признался, что не создал бы здание-аттракцион, не существуй Абтайберга.

Ретроспективой Холляйна в Граце открылся после многолетней реконструкции Новый музей — один из 17 музеев города в составе Йоаннеума, входящего в число крупнейших музеев Европы. На реконструкцию потратили €38 млн — на 10 млн меньше, чем планировалось (и все равно при взгляде из России сумма огромна, сравнима с затратами Эрмитажа на реконструкцию Главного штаба).

В результате в центре Граца возник впечатляющий комплекс со множеством залов и огромной библиотекой. Но открытие не обошлось без скандала. Среди его участников оказался и Петер Вайбель, куратор последней московской биеннале, подготовивший выставку Холляйна.

В Москве о Вайбеле пишут в основном как о директоре знаменитого Центра искусств и медиатехнологий в немецком Карлсруэ. Менее известна в России его деятельность в качестве руководителя центра Ars Electronica в Линце и куратора Новой Галереи в Граце. Он возглавлял галерею почти 20 лет и создал множество выставок, ставших событиями в арт-жизни всего континента.

Холляйн будет, судя по всему, прощальным проектом Вайбеля в Граце: в этом году куратор ушел в отставку. Весь последний год он публично пикировался с руководителем Йоаннеума Петером Пакешем. В основе конфликта — разное видение будущего Новой Галереи, а также кадровые решения.

Вынесение этих разногласий на страницы газет кому-то кажется нарушением корпоративной этики. Но открытый характер дискуссии доказывает, что речь идет скорее о профессиональном споре, чем о борьбе амбиций. Вайбелю пришлось в итоге отступить, поскольку последнее слово остается за директором, отвечающим за весь Йоаннеум.

Вайбель сам является таким «за-все-отвечающим-директором» в Карлсруэ, и потому ушел попрощавшись. В роли «До свидания» оказалась блестящая выставка Холляйна.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...