Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Есть такая известная поговорка: «Не место красит человека, а человек — место». Мудрая, в общем-то. Но в советское еще время она получила свое семантическое и смысловое развитие с учетом требований момента. Появилась такая универсальная формула для юбилеев и похорон людей определенного номенклатурного уровня: «На всех постах, которые доверяли ему партия и правительство, такой-то... » и т. д. Как было написано на одном памятнике в романе Курта Воннегута «Завтрак для чемпиона» в прекрасном переводе Р.Я. Райт-Ковалевой, «Такой-то. Тогда-то. Он старался».

На каждом уровне советской номенклатуры существовало и вертикальное перемещение (для людей энергичных и способных — да, с определенными допущениями типа преданности делу партии и т.п) и перемещение горизонтальное — для людей бессмысленных и ни на что не способных, но также подчеркнуто (и даже излишне) преданных партии. Так, заведующий баней становился заведующим домом культуры, а начальник отдела районного образования — директором НИИ, с педагогикой никак не связанного. Просто горизонтальное перемещение осуществлялось на том иерархическом уровне, до которого успел добраться номенклатурный товарищ. Ну и, разумеется, для не очень лояльных или совсем громко провалившихся персон высшего номенклатурного уровня было Министерство сельского хозяйства или посольство далекой и потому не всем известной страны.

Последние назначения, произведенные между Болотной площадью и проспектом Сахарова, собственно, и вызвали эти воспоминания. Потому что принципы замкнутой номенклатуры советского разлива в последнее десятилетие начали проявляться все отчетливее, а в последние несколько лет уже можно перепутать эпохи.

Вот меняет одно место на другое — весьма авторитетное — вице-премьер, курировавший «оборонку». Понятно, что ее состояние было достигнуто еще до его прихода на должность. Но можно было предположить, что где-то и что-то, видимо, изменится к лучшему. Пока наиболее яркое действие в этой области — это предложение куратора направления оснастить навигаторами ГЛОНАСС (с которыми мороки было немало, да и сейчас, видимо, еще будет) в обязательном порядке общественный транспорт. О каких-то внятных достижениях за время кураторства судить трудно, потому что информации – открытой, разумеется, о военных тайнах речь не идет, — нет. Зато, принимая пост вице-премьера, бывший представитель России в НАТО Дмитрий Рогозин пообещал действующему президенту, что обещанные оборонке средства ни в какой доле не уйдут на сторону, и все пойдут непосредственным адресатам. Но ведь грядущий год вовсе не первый, когда на перевооружение и развитие оборонного комплекса выделяются средства. Резонно задать вопрос: если новый вице-премьер обещает это сделать, прежний, видимо, с этой задачей не справился? Из чего следует, что с новой задачей, по сложившейся практике российского управления, довольно серьезной, он справится успешно?

Сам Дмитрий Рогозин как представитель России в НАТО, очевидно, имеет представление о ситуации в военно-техническом сотрудничестве. Проще говоря, о рынке торговли оружием. Но переговоры по ВТС — это только часть всего того, что называется оборонным комплексом. Это все гораздо шире: от научных разработок к конструкторским и инженерным решениям, потом производство, потом уже выход на рынок вооружений. Вице-премьер — это, видимо человек, компетентный в проблемах всей цепочки. Как минимум для того, чтобы понимать, где люди решают проблемы производства, а где свои и своих бизнесов. Не поварившись внутри такой специфической системы, невозможно ей эффективно управлять.

Да, Сергей Шойгу иногда чрезвычайно активен в медийном поле, да, экономика его ведомства не всегда прозрачна и эффективна. Но он, несомненно, знает все то, чем руководит. Можно по-разному относиться к Алексею Кудрину, но именно его уровень профессионализма и ответственности позволил создать резервный фонд, весьма и весьма пригодившийся во время последнего кризиса. Понятно и очевидно, что любая власть на ключевые посты будет назначать людей как минимум лояльных к себе, любимой. Однако существует серьезная проблема, состоящая в оптимальном сочетании лояльности и профессиональных качеств. Потому что преданность и надежность не являются   характеристикой способности человека к исполнению возложенных на него функций. Поэтому столь же важно правильное соотношение в каждом руководящем органе людей лояльных и профессиональных. Хорошо, разумеется, когда эти качества совпадают, но это вообще-то редкое явление. Потому что человек, что-то реально умеющий делать хорошо и качественно, как правило, мало склонен к избыточной любви к начальству.

Частный, но сегодня критически важный, случай этой проблемы — это кадровый кризис на общественно-политическом поле. Зачистка практически всех политических институтов в процессе построения как бы вертикали власти привела к кадровым проблемам с обеих сторон. Невозможно при отключенных лифтах (а они существуют на всех уровнях иерархии) говорить о качественной ротации и подготовке новых кадров. Но тот факт, что власть с этим фактически опоздала, не говорит о том, что и начинать не надо. Модификация советских комиссаров и парторгов — ну, помните: на всех постах, которые поручала ему партия — в современном исполнении уже создала проблемы нешуточные. Начиная хотя бы с того, что пущенная на самотек работа по цивилизованной передаче власти привела к вызвавшему серьезные проблемы неизбежному в такой ситуации возвращению премьера в президенты. Ровно поэтому же вызывают такую оторопь и напряжение некоторые деятели оппозиции. Нет у нас для нас — и далее перечень, который каждый волен дополнить по своему усмотрению.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...