Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Реакция «рассерженных горожан» на перспективу получить вождя в лице Михаила Прохорова заставляет вспомнить фразу Иосифа Бродского о том, что в настоящей трагедии гибнет не герой, а хор. Понятно, что возвратившегося в политику магната героем можно назвать пока лишь условно. Но вот довольно слаженные «болотные» рулады уже превращаются в весьма невнятную разноголосицу.

Кто-то готов присягнуть на верность новому «протестному» лидеру, кто-то призывает не отвлекаться на «е-мужчину» и сосредоточиться на решении гораздо более важных задач, а кто-то и вовсе называет Прохорова «кремлевским проектом», призванным направить протестные настроения в нужное властям русло или вовсе нейтрализовать их.

Собственно говоря, если перед Прохоровым ставилась именно эта задача, то она уже практически решена. И происходит это не в последнюю очередь благодаря «околоболотным» политтехнологам, взявшим на себя нелегкий труд по разоблачению кремлевских провокаций. Давно, как минимум со времен первых русских революций, известно, что разоблачители провокаций на деле являются самыми главными провокаторами. Но хождение по граблям — к несчастью, такой же излюбленный национальный вид спорта, как и активное обливание грязью того, кто повыше да побогаче.

Как бы там ни было, для власти такая гибель «хора» — совсем не трагедия. Показывающая к тому же, что гражданское общество, которое вроде бы так громко заявило о своей субъектности в начале декабря, на самом деле осталось таким же управляемым, как прежде.

С этой точки зрения со стороны «белых ленточек» гораздо логичнее было бы не отвергать Прохорова с порога, а попытаться «перевербовать» его. То есть поступить примерно так же, как чуть более 20 лет назад сделала Межрегиональная депутатская группа, приняв в свои ряды изначально идеологически чуждого ей разжалованного партаппаратчика Бориса Ельцина. К слову, ельцинским паттернам Прохоров, в силу своей исторической близости к Системе (не говоря уже о росте), соответствует намного больше, нежели националист-разоблачитель Алексей Навальный. Не случайно в сентябре на фоне раскола в «Правом деле» появилась шутка, что отвергнутый лидер правых вот-вот заберется на бронированный «Майбах» и призовет средний класс штурмовать Старую площадь.

Понятно, что нынешние обитатели расположенных там кабинетов намного прагматичнее Егора Лигачева или Александра Яковлева. И Прохорову вовсе не для того простили громкие сентябрьские заявления (по своей скандальности сопоставимые с инвективами первого секретаря МГК КПСС в адрес Раисы Максимовны), чтобы допустить его превращение во «второго Ельцина». Скорее речь может идти о «втором Лебеде», громоотводе для условно нелевого протестного электората. С той лишь разницей, что потенциальный прохоровский избиратель все-таки гораздо обеспеченнее того, который в 1996-м голосовал за Лебедя. Ну и, конечно, «серебряный» призер списка Forbes вряд ли заинтересован в том, чтобы после выборов его «слили» так же, как в свое время генерала-десантника.

Между тем в свете истории с «Правым делом» очередной «слив» бизнесмена-политика не представляется совсем уж невероятным. И именно это обстоятельство открывает перед «белыми ленточками» поле для контригры. Ведь если Прохоров просто расколет Болотную, став вождем отдельной группы по каким-то, возможно, чисто иррациональным причинам симпатизирующих ему «рассерженных горожан», его ценность для Кремля будет не настолько велика, чтобы холить и лелеять этот «актив» и после президентских выборов.

И совсем другое дело — создание широкой «протестной» коалиции, на строго оговоренных условиях признающей своим лидером, а точнее, представителем, Прохорова. Фактически нанимающей его в качестве политического кризис-менеджера.

В таком случае «бонус» Прохорова будет зависеть уже не от тех, кто по каким-то своим соображениям решил, что «хорошо бы Мишу вернуть в игру». Его политический успех будет обеспечиваться не закулисными «понятийными» договоренностями с Кремлем, а максимально формализованным договором с Болотной.

Смею предположить, что такая формализация отношений органична и понятна не только для Прохорова, но и для очень многих из новоиспеченных «протестантов». Все эти «белые воротнички» и рантье сумели накопить финансовый жирок в значительной степени благодаря тому, что каждый свой шаг привыкли сопровождать заключением договора — с потенциальным работодателем, контрагентом и т. п., скрупулезно перечисляющим «права и обязанности» сторон. (Отсюда, кстати, и столь бурное негодование в связи с выборными фальсификациями — избиркомы уподобились «кидалам» середины 1990-х, дав повод усомниться в диктатуре закона и договороспособности власти.)

Даже те, для кого единственным допустимым «коллективным пропагандистом и организатором» является интернет, понимают, что диалог пусть и с самыми продвинутыми представителями власти не может вестись исключительно с помощью роликов YouTube, комментариев к статусам в Facebook или твиттерных «рокировок». Собственно говоря, сами митинги как таковые — это попытка вывести интернет-негодование в офлайн. И здесь, чтобы добиться конкретных результатов, сеть не может не персонифицироваться. Виртуальный «хор» должен «умереть» ради «героя».

Но эта «смерть» — вовсе не полное уничтожение, а переход в иное качество. До сих пор этот хор использовал чужие партитуры (госдеповские, эфэсбэшные, кремлевские — не суть важно, каждый может вставить тот эпитет, который отвечает его начитанности и конспирологичности). Теперь у него есть шанс самому стать автором политической арии как минимум для одного из кандидатов в президенты.

Автор — редактор отдела «Мнения»

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...