Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Перед «спартанцами» поставили денежный вопрос

В отличие от экипажа рыболовецкого траулера «Спарту», само судно бесплатно спасать никто не намерен
0
Перед «спартанцами» поставили денежный вопрос
фото: REUTERS/United States Air Force/Handout
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Неожиданный поворот произошел в истории российского рыболовного судна «Спарта», терпящего бедствие в море Росса у берегов Антарктиды. Большинство судов, которые находились в этом районе, не в состоянии помочь российским рыбакам. Надежда осталась только на южнокорейский ледокол Araon, однако до сих пор неизвестно, кто будет оплачивать его дорогостоящую спасательную операцию.

Четвертый день экипаж «Спарты» из 32 человек борется за сохранение судна, которое 15 декабря было зажато во льдах и получило пробоину в борту. Рыбакам удалось своими силами поставить специальную заплатку, и они пока контролируют ситуацию.

— Самолет военно-воздушных сил Новой Зеландии Hercules C130 уже сбросил на борт судна помпу для откачки воды, а теперь готовится сбросить специальный цемент, жидкий клей и паклю, с помощью которых рыбаки смогут заделать пробоину в обшивке судна, — сообщил «Известиям» официальный представитель Росрыболовства Александр Савельев.

Сама операция проходила непросто. Новозеландские летчики сбросили помпу в сотне метров от судна, но когда «Спарта» сдвинулась с места, чтобы подобрать груз, заплатку с пробоины сорвало и вода вновь хлынула в трюм. Кроме того, новая помпа была недоукомплектована шлангами, поэтому рыбакам потребовалось несколько часов, чтобы запустить ее в работу.

— Насосы работают, поступление воды в трюмы уменьшилось, но через двое суток в районе бедствия прогнозируют ухудшение погоды, и «Спарте» придется очень трудно, — объясняет Александр Савельев.

Неподалеку от «Спарты» находится норвежский рыболовецкий траулер и два российских судна, однако ни одно из них не обладает необходимым ледовым классом и добраться до терпящих бедствие рыбаков через льды не сможет. Капитан новозеландского ледокола San Aspiring, который был от «Спарты» в четырех днях пути, отказался идти в район бедствия.

— Дойдя до кромки льда, капитан заявил, что мощности его корабля не хватит, чтобы пробиться сквозь заторы. Он не имеет права рисковать людьми и судном и прекратил движение к российскому траулеру, — рассказал «Известиям» представитель Росрыболовства.

У рыбаков остается надежда только на помощь южнокорейского ледокола Araon, который наняла для спасательной операции владивостокская компания «Антей» — владелец «Спарты». Стоимость работы ледокола оценивается в несколько миллионов долларов. Ожидается, что Araon прибудет в район бедствия только через восемь дней.

«Известия» выяснили, что спасательная операция может оказаться под угрозой срыва — корейцы сомневаются, что получат деньги от «Антея», поэтому поставили перед российским МИДом вопрос: кто именно будет оплачивать всю спасательную операцию. Сейчас стороны ведут переговоры на уровне министерств транспорта.

— По международным морским законам спасение людей происходит бесплатно, а вот спасение судна должен оплачивать судовладелец. Поэтому сейчас, как это ни цинично звучит, на первый план вышел финансовый вопрос, — сообщил «Известиям» источник в МИДе.

Представители «Антея» пока затрудняются ответить на вопрос о финансировании спасательной операции.

— Корейцам пока никто никаких гарантий не давал, и финансовый вопрос с ними не обсуждался, — заявил «Известиям» гендиректор «Антея» Андрей Поломарь.

Родственники и друзья рыбаков не отходят от телевизоров. Светлана Новоселова из Находки, жена 49-летнего мастера холодильных установок Олега Новоселова, не спит вторые сутки. Каждые четыре часа ей звонят представители компании и сообщают новости с судна.

— Ситуация стабилизировалась. Мне позвонили, сказали, что поступление воды в трюм уменьшилось, но я все равно боюсь, — переживает Светлана. — Мы с Олегом вместе уже 30 лет. Он всю жизнь проработал в море. Но такое с ним случилось впервые. Я никогда не была суеверной. Но теперь вспоминаю, что вылетал он на работу 13 октября.

По словам супруги, на «Спарте» Олег отправился в море в третий раз.

— У них была небольшая поломка, и они стояли в Уругвае. А после ремонта отправились к Новой Зеландии. Он звонил не так давно, все было нормально. А теперь я даже ничего его родителям не говорю, не хочу их расстраивать.

«Известиям» удалось связаться с коллегами капитана «Спарты» Олега Старолата. Он родился и вырос в Петропавловске-Камчатском. У него есть дочь и сын, которому исполнилось недавно 1,5 года.

— Мы вместе с Олегом работали. Я был механиком, а он штурманом, потом старпомом. Он очень квалифицированный и ответственный человек, — рассказывает Андрей Лопухин. — Потом он стал капитаном на «Спарте», но мы до сих пор поддерживаем отношения. Он много лет ходил во льдах.

По словам Лопухина, судно «Спарта» четыре года назад было капитально отремонтировано. Так что разговоры о том, что рыбаки отправились в море на старой посудине, не имеют под собой почвы.

— Судно надежное, а Старолат — опытный моряк. Он ходил в Охотском море и Беринговом, где ледовая обстановка такая же сложная. И пробоины получали, правда, не такие серьезные. Я сам моряк и знаю, что такое пробоина во льду. А тем более оставление судна в таких широтах.

— На самом деле ситуация очень серьезная, если не трагическая, — считает руководитель экспедиционного центра «Арктика» Владимир Чуков. — Высаживаться на лед, не имея необходимого опыта, очень опасно. У моряков такого опыта нет. Однако если судно все-таки придется покинуть, то морякам лучше ждать помощи на льду, а не на спасательных плотах.

Лопухин говорит, что сейчас рыбаки должны постараться как можно дольше сохранить судно на плаву, ведь поблизости от них нет никого. По его мнению, пока моряки действуют верно и расчетливо. Готовятся к эвакуации. 

Комментарии
Прямой эфир