Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
Боррель призвал ЕС немедленно направить прибыль от активов РФ Украине
Мир
Во Франции назвали незаконной помощь Киеву после истечения полномочий Зеленского
Мир
СМИ узнали о нежелании Бена Аффлека оставаться в браке с Дженнифер Лопес
Происшествия
В Подмосковье подросток открыл стрельбу в попытке отнять у школьника толстовку
Общество
Бывший футболист и тренер ЦСКА Агапов умер на 91-м году жизни
Мир
Нетаньяху обвинил прокурора МУС в попытке демонизировать Израиль
Мир
Боррель сообщил о подписании ЕС соглашения с Молдавией об обороне и безопасности
Общество
Путин назвал опустынивание серьезной проблемой для Калмыкии
Мир
Совет ЕС утвердил решение использовать доходы от активов РФ на помощь Киеву
Мир
Совет стражей конституции Ирана утвердил проведение выборов президента 28 июня
Мир
Лавров заявил о требовании Зеленского к Западу «поставить Россию на колени»
Политика
Посол РФ в Вене назвал воровством решение ЕС по замороженным российским активам
Армия
В ЮВО начался первый этап учения по применению нестратегического ядерного оружия
Общество
Гладков поручил вернуть людям имущество из пострадавшего от удара ВСУ дома
Мир
Еврокомиссия указала на остающуюся зависимость ЕС от РФ в сфере энергетики
Политика
В Кремле сообщили про отсутствие планов участия Путина в похоронах Раиси
Мир
На Украине уехавших за границу граждан обязали вернуться и встать на учет

Протесты рабочих диктуются банальным чувством самоуваже­ния, жестко попираемым в республике

Экономист Владислав Иноземцев — о том, почему события в Жанаозене нельзя трактовать как выступления экстремистов
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Середина декабря вот уже в третий раз становится для Казахстана временем сложных испытаний.

Ровно 25 лет назад, 16–17 декабря 1986 года, молодежь Алма-Аты, а через несколько дней и Караганды вышла на площади с требованиями пересмотреть решение о назначении руководителем ЦК КП Казахстана никогда не работавшего в республике Геннадия Колбина. На подавление протеста бы­ли брошены милиция и курсанты военных училищ. По официальным данным, было задержано 8,5 тыс. человек, из которых около 100 впоследствии осуждены (2 — к высшей мере наказания), а более 500 — уволены с места работы или отчис­лены из вузов.

По иронии судьбы ровно через пять лет после тех событий рухнул Советский Союз и Казахстан стал независимым государством. И, наконец, снова день в день 20 лет спустя в городе нефтяников Жанаозене вспыхнули бес­порядки, уже унесшие, по разным оценкам, жизни от 11 до 80 человек.

Насколько прогнозируемы были эти события? Они, представляется мне, не стали неожиданными. С одной стороны, хорошо известно, что напряженность в регионе подпитывалась крайне тяжелыми условиями труда работников нефтепромыслов, получавших низкую зарплату на фоне роскошной жизни западных специалистов и местной элиты.

Забастовка нефтяников в Мангистауской области началась еще в мае, после того как владельцы компании отказались по­высить зарплаты работникам и добились осуждения на шесть лет тюрьмы главного юриста независимого профсоюза Натальи Соколовой. Не раз и не два активис­ты собирали на площади более 10 тыс. протестующих, так что обстановка бы­ла накаленной.

С другой стороны, власти с самого начала «арабской весны» всерь­ез опасались народных выступлений в стране, управляющейся авторитарными методами. Настолько всерьез, что решили перенести бутафорские выборы в ма­жилис (в котором правящая партия «Нур Отан» занимала 100% мест, получив в 2007-м 88,4% голосов) с августа 2012 года на 15 января. Не секрет, что в Казахстане внимательно изучали ход волнений в странах арабского мира и, судя по опера­тивно принятым мерам, не исключали их повторения.

Как могут развиваться события? История указывает, что любое применение насилия в подобных масштабах (а максимальные цифры жертв выглядят более близкими к реальности, чем официальные) способно вести лишь к двум следс­т­виям. С одной стороны, власти могут быть успешными в кровавом подавлении выступлений (как это случилось, например, в 1982 году в сирийском Хомсе, где, по разным оценкам, было убито от 5 до 30 тыс. человек, или в 2005-м в узбекском Андижане, где погибли от 200 до 2 тыс. человек), но после этого страна резко «закрывается» от мира и превращается в полностью тоталитарное общество.

С другой стороны, недовольство может назревать и далее, проявляясь в разных формах и местах, вследствие чего начинаются не­контролируемые процессы по типу Египта, Ливии или Сирии образца 2011 года, в конечном счете приводящие к смене режима. Ситуация в Казахстане вы­глядит сегодня особенно взрывоопасной, во-первых, по причине близости выборов (которые могут теперь и не состояться) и, во-вторых, из-за переплетения интересов западных и китайских нефтяных компаний, что может вызвать реакцию соответствующих правительств. Учитывая, что казахское общество более открыто и образовано, чем узбекское или сирийское, с высокой степенью вероятности можно предсказать эскалацию протестов.

На мой взгляд, события в Жанаозене и окрестных городах и поселках не на­до трактовать как выступления экстремистов, к которым тех подтолкнули най­миты мирового империализма, желающие очернить свободный и процветающий Казахстан. Протесты рабочих диктуются банальным чувством самоуваже­ния, жестко попираемым в республике. Хорошо известны те меры — начиная от арестов и заканчивая убийством родственников, которые применялись к лидерам забастовочного движения. Все знают, что они были санкционированы с самых верхов казахстанской власти.

Сложно не заметить, что Россия, так чутко реагирующая на нарушения языковых прав соотечественников в Прибалтике, даже не подумала вступиться за Наталью Соколову и других русских, становя­щихся объектом политических преследований в Казахстане. Если Казахстан на­мерен быть европейским обществом, о чем так часто говорит президент Нурсултан Назарбаев, то он должен доказывать это еще и делами, а не только декларациями.

События в Казахстане уже вызвали протесты во всем мире. Хочется верить, что и российские лидеры выскажут свое мнение относительно происходящего в соседней стране, с которой мы состоим в Таможенном союзе и с которой намерены строить союз Евразийский — основанный, напомню, на общих ценнос­тях. Относится ли к числу разделяемых властями Казахстана, России и Белоруссии ценностей право полиции стрелять в демонстрантов и подавлять мирные выступления рабочих, не может в таких условиях не интересовать россиян. По крайней мере, мне так кажется...

Автор — директор Центра исследований постиндустриального общества

Комментарии
Прямой эфир