Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

16 декабря я был в Астане на торжествах, посвященных 20-летию независимости Казахстана. Трехчасовой гала-концерт в огромной Астана-Арене закончился, и высыпавшие на 30-градусный мороз столичные жители любовались лазерным шоу и фейерверком. Громкие хлопки заглушали аплодисменты и крики радости.

В праздничной толпе никто не знал, что примерно в то же время на другом конце Казахстана прозвучали хлопки, которые никого не обрадовали. Люди в черной форме полиции стреляли боевыми по людям в бордово-синих форменных куртках нефтедобывающей компании в городе Жанаозен, бывшем Новом Узене, что на полуострове Мангышлак.

Уже через пару часов картинка беспорядков транслировалась популярными каналами российского и американского телевидения, каналом Евроньюс. Они напрочь вытеснили кадры с самыми впечатляющими мероприятиями двух праздничных дней – открытием Президентом Назарбаевым Триумфальной арки и самой большой в Центральной Азии мечети и выступлением Елбасы (национального лидера) перед элитой страны, в которой он подвел итоги первых 20 лет и нарисовал перспективы следующих двух десятилетий. Конечно, бунт в Жанаозене не перечеркнул масштабные достижения Казахстана за годы самостоятельного развития. Но праздник он точно подпортил.

Мои казахстанские и российские коллеги-политологи в тот вечер были почти единодушны – бывшему тестю навредил бывший муж старшей дочери Назарбаева Рахат Алиев. Поначалу обласканный и получавший один влиятельный пост за другим, бывший заместитель руководителя Комитета национальной безопасности, бывший посол в Австрии и при ОБСЕ и прочая и прочая, он всерьез вознамерился побыстрее усесться в президентское кресло. Теперь объявленный в международный розыск за «похищение людей в корыстных целях» Рахат Алиев скрывается на бескрайних просторах Австрии и продолжает использовать сохранившиеся связи и деньги для ведения информационных, а теперь, похоже, и диверсионных войн против собственной страны.

 Было бы несправедливо и неумно навесить на всех бунтовщиков Жанаозена ярлык «агентов Алиева». Он и его доверенные люди могли воспользоваться как непростой обстановкой на Западе Казахстана в целом, так и забастовкой рабочих крупнейшей нефтедобывающей компании «КазМунайГаз», крупными пакетами акций которой владеют возглавляемый мужем средней дочери Назарбаева Тимуром Кулибаевым Фонд национального благосостояния "Самрук-Казына" и китайская государственная компания.

В богатых углеводородами областях Западного Казахстана уже не первый год накапливается недовольство дележом доходов с другими частями страны, с другими «жузами».  Каждый казах знает, к какому родоплеменному союзу- «жузу» он принадлежит. Одной из причин создания Назарбаевым новой столицы Астаны как раз и было стремление уйти от влияния «жузов», вырастить там современную молодежь и на деле объединить нацию.

Весьма специфическим местом является и город Жанаозен. Он издавна славится отвратительным климатом и характером жителей. Со времен студенческих строительных отрядов конца 60-х годов помнится такая шутка – «Все умершие в Новом Узене из ада отсылаются обратно на еще более страшные муки земной жизни». С приходом в эти края нефтяных компаний население «земного ада» разделилось на имущих и нищих. Высокие по казахстанским меркам зарплаты нефтяников (180-400 тысяч тенге в месяц, т.е. 40-85 тысяч рублей) взвинтили цены и отбросили за черту бедности остальных.

Бастующих с марта нефтяников Жанаозена, которые требуют повышения зарплат, жители Астаны и других «бюджетных» городов обвиняли в жлобстве. Бедные самого Жанаозена стали искать утешения в мечетях. Именно оттуда вышли пятеро молодых людей, застреленных в российской Махачкале в прошлом году в ходе контртеррористической операции. К их единомышленникам, к другим обнищавшим жителям, возможно, и нашли пути посланцы от заграничного оппозиционера.

Немало причин найдется у трагедии Жанаозена. Очень обидно, что она произошла в дни праздника братского народа Казахстана.

Комментарии
Прямой эфир