Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
На Украине заявили о повреждении 50% критической инфраструктуры
Общество
В Москве за взятку задержали начальника управления по противодействию коррупции ФТС
Мир
Американцы обвинили Украину в нацизме после призыва запретить русскую культуру
Происшествия
В Химках 14-летний школьник скончался на перемене
Спорт
Олимпийский совет Азии предложил облегчить допуск спортсменам РФ
Мир
Путин указал на необходимость договариваться участникам урегулирования на Украине
Экономика
В России разрабатывается добровольная программа долгосрочных сбережений
Армия
Путин заявил о решении самых острых вопросов со снабжением сил в зоне СВО
Мир
В Польше предрекли конец конфликта на Украине через неделю без помощи НАТО
Мир
Путин назвал разочаровывающими и неожиданными слова Меркель о Минских соглашениях
Армия
Российские войска поразили шесть РСЗО MLRS и MARS II под Запорожьем
Культура
Особняк Бахрушина в Москве открыли после реставрации

Либо стареющий интеллигент утратил чувство меры, либо — шутка не удалась

Журналист Ярослав Скворцов — о том, что привело к кадровым переменам во «Власти»
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

«Мы свободные люди и живем в свободной стране» — фраза, известная всем, кто когда-либо работал в издательском доме «Коммерсантъ» (могу авторитетно засвидетельствовать, что принадлежит она Владимиру Егоровичу Яковлеву,  основателю и многолетнему руководителю ИД). Фраза многозначная по смыслу, но чаще всего — во всяком случае, на моем веку — означала она, что сотрудник, коему слова сии адресуются, попросту… уволен! Во вторник, а вернее — в ночь с понедельника на вторник уволенными в «Ъ» оказались сразу несколько топ-менеджеров. Главный редактор еженедельника «Власть» Максим Ковальский и гендиректор «Коммерсантъ-Холдинга» Андрей Галиев. Еще один, генеральный директор Издательского дома Демьян Кудрявцев, написал заявление об уходе. Судя по информации от журналистов ИД, череда увольнений вовсе не завершена.

Что же скрывается за формулировкой о «нарушении внутренней процедуры и правил Издательского дома», «стандартов профессиональной журналистики и действующего законодательства»? Нецензурное фото, «пропущенное» Максимом Ковальским? Нежелание его, теперь уже бывшего главреда, внять настойчивым просьбам и фото и подпись к нему заменить? Может, его просто… подставили (как другого главреда, Рафа Шакирова; о нем — чуть позже)? Или правы те, кто говорит о многочисленных претензиях, высказываемых авторитетными читателями продукции ИД именно к журналу (собственно, власти к «Власти»)? Или Максим отставку свою спровоцировал и попросту решил… хлопнуть дверью?

Вообще-то это знак. С тех самых совсем уже давних времен, когда ИД был исключительно «дружен» с Александром Павловичем Смоленским, «контролеры» в редакционную политику не вмешивались. Зачем? Для проведения верного курса существует генеральный директор (Демьян Кудрявцев, к слову, человек опытный; ему увольняться из ИД — не впервой), но чтоб главреда… Были история с упомянутым выше Рафом Шакировым, без ведома которого в ежедневном «Коммерсанте» появился текст о «развороте» премьера Примакова над Атлантикой, и отставка Рафа (вскоре после этого, через какую-то пару лет, его же «попросят» с должности главного редактора «Известий» за фотовыпуск номера по Беслану). Забавно, но именно после той «атлантической» истории в обществе отпали, кажется, последние сомнения в том, в чьи же руки перешел издательский дом.

К слову: Борис Березовский, будучи собственником «Коммерсанта», особо имя издания не запятнал — так, пару раз выступил в газете с открытыми письмами, которые были опубликованы «на правах рекламы», и с ехидной припиской про сохранение авторской орфографии и пунктуации.

Может, это юмор, ирония (если не ехидство) подвели «Власть»? Были ж до этого запрещенные в Питере «Сосули перед Отечеством»… Один из бывших главредов газеты как-то заметил: «Коммерс» похож на стареющего русского интеллигента — повлиять на ситуацию он уже почти не в состоянии, зато поиронизировать по поводу происходящего вокруг — такого права его никто лишить не в состоянии.

Что ж, одно из двух: либо интеллигент (стареющий, заметим) утратил чувство меры, перешагнув грань допустимого, либо шутка не удалась.

А может, «караул устал».

Автор — декан факультета международной журналистики МГИМО, в 1991–1997 годах — журналист ИД «Коммерсантъ» 

Читайте также
Реклама
Комментарии
Прямой эфир