Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Белый платочек мсье Азнавура

Знаменитый шансонье растрогал москвичей и откланялся — сказал, что навсегда
0
Белый платочек мсье Азнавура
Фото: РИА НОВОСТИ/Алексей Куденко
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

И пяти лет не прошло со дня предыдущего концерта-расставания мьсе Азнавура в столичном Кремлевском дворце, как он вновь вышел (хочется даже сказать — выпорхнул) на ту же сцену, дабы проститься с нашей публикой «на бис».

Почтенный возраст (мэтру 87) мало влияет на его исполнительские кондиции. Шарль и сегодня подвижен, певуч, убедителен, своеобразно изящен. Иногда его хочется назвать французским Окуджавой или, наоборот, пофантазировать, как звучал бы Булат Шалвович, получи он в помощь азнавуровский бэнд.

Музыканты Шарля аккомпанируют ему не только точно, но и полезно — усиливая и развивая базовые компоненты каждой песни так, чтобы они заполняли пространство большого зала.

Бодрый перкуссионист сорвал на сей раз наибольшие зрительские овации, хотя и духовик-многостаночник, равно как и слаженная ритм-секция, заслуживали комплиментов.

Чередование синтезатора и рояля в нынешней программе Азнавура придает ей дополнительную динамику и разнообразие. Ну а пара бэк-вокалисток выделяется хотя бы тем, что одна из них дочь Шарля, Катерина.

С ней, как повелось в теперешнем туре, Азнавур исполнил дуэтом тему Je Voyage, после чего перешел к космополитической части программы, куда вошла красивая канцона о Венеции на итальянском и известная англоязычная композиция She.

Между ними прозвучало одно из краеугольных произведений Мастера, с каждым годом обретающее в его исполнении все большую сентиментальность, — Hier encore. Многие, полагаю, слышали эту вещь и в дуэтном варианте: Азнавур — Элтон Джон.

Полуторачасовое выступление артиста, расстающегося со своей публикой, Шарль провел в черном, а женщины в зале «откликались» белыми розами. Одна из компаний-спонсоров при входе вручала каждой даме сей цветочек.

После She черно-белый контраст действа разбавился пестротой. Сменился задник сцены, все залил фиолетово-розовый свет, под потолком засверкал, завертелся большой дискотечный шар из кусочков стекла, а джазово-диксилендные аранжировки упрочили ощущение мюзик-холла в Кремле.

Азнавур задал новый настроенческий вектор — сочинением иной тональности оказалась лишь нетленная «Вечная любовь», по традиции спетая на французском и русском. Других щемящих моментов в финальном блоке концерта не случилось. Разве что Ave Maria. Но она у Азнавура вполне земная и секулярная.

В прочих же заключительных номерах дедушка Шарль в основном плясал и улыбался. Как водится, художественно взмахивал белым платочком в La Boheme и, возможно, вспоминал, какой-то давний, одному ему сегодня памятный Монмартр.

Призывал народ к активности кличем «Эх, раз, еще раз...» в цыганочке (Les Deux Guitares) и, «пьяно» шатаясь, убегал за кулисы. Был легок и открыт в Mes Amis, Mes Amours, Mes Emmerdes…

Классика французской песни проводили долгой стоячей овацией и сотнями букетов. Те, кто стремился вручить их Азнавуру, устроили у края сцены натуральное столпотворение. Шарль постарался никого не обойти ответным вниманием, а затем ловко нырнул в узкий проем закрывавшегося занавеса.

И если это прощание действительно окончательное — маэстро-поэт всё равно рядом. Минувшей осенью он записал новый альбом с ясным названием «Азнавур навсегда».  

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...