Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Всю прошлую неделю по России бродил призрак революции. То ли «цветной», то ли «арабской». Очень многие мои знакомые пугались и пугали других. И довольно успешно, кстати. Но любой морок неизбежно рассеивается. Предлагаю взглянуть на ситуацию трезво.

Что такое «цветная» революция? Это технология квазидемократической смены власти, используемая наиболее прозападной частью элиты при активной поддержке западных правительств, политиков и неправительственных организаций. К ней прибегают сразу после проведения очередных выборов (парламента или главы государства), по итогам которых эта самая наиболее прозападная часть элиты, а точнее, ее кандидаты, партии или блоки объявляются проигравшими. На улицы быстро выводятся заранее подготовленные активисты, к которым вскоре примыкают возбужденные революционной пропагандой «неравнодушные граждане». Толпа, снабженная оперативно изготовленными флагами, форменной одеждой и пр., организованно протестует против якобы совершенной фальсификации результатов выборов, а заодно против политики действующей власти в целом. Получается очень яркая «картинка», привлекающая западные СМИ и без того, впрочем, откровенно ангажированные и нередко непосредственно вовлеченные в революционный проект. Власть очень скоро оказывается дискредитирована (внутри страны и вне) и основательно деморализована. Начинаются предательства. Если предают силовики, то дальше процесс становится совершенно необратимым. Довершает дело внешнее дипломатическое давление и какая-нибудь эффектная акция, вроде захвата здания парламента. И власть сдается. Победа оформляется посредством пересчета голосов, переголосования или новых выборов.

 «Цветная» революционная ситуация обязательно предполагает участие в выборах прозападных политиков, партий, коалиций. И не какое-то «участие ради участия», а убедительную демонстрацию силы, т.е. получение значительного количества голосов (или вообще реальную победу). Иначе их последующие претензии не будут убедительными. Это во-первых. Во-вторых, в революции должны быть прямо заинтересованы некие западные игроки. Ключевой — американская администрация. При этом заинтересованность проявляется заранее. Ставки делают еще до выборов. Это очень важно. В-третьих, прозападным силам необходимо располагать мотивированным и тренированным активом, «уличной пехотой», способной выступать ядром и мотором протестной массы.  

Надо ли напоминать, что в думских выборах 4 декабря никакие прозападные партии не участвовали? Таковых у нас просто нет. Как нет и поставщиков и тренеров «уличной пехоты». Давно все зачистили. Кое-кто на Западе, пожалуй, был бы рад замутить здесь «цветную» революцию. Но не подступишься ведь. Да, западная клиентела (а как еще назвать организации и деятелей, живущих на американские и европейские гранты и действующих в интересах тамошних правительств порой по их инструкциям?) способна повышать «градус протестности» через  популярные СМИ и социальные сети. И она вовсю старалась, атакуя и «Единую Россию», и правящий тандем, и политическую систему в целом. А вот как ей консолидировать голоса протестников, чтобы потом обнаружить их «кражу»? Никак. И они распределились между партиями системной оппозиции, ни одна из которых нипочем не втянется в революции.

При таком раскладе «цветная» революция невозможна по определению.   

Теперь про «арабские» революции. Они весьма отличаются от «цветных». Хотя бы уже тем, что не «привязаны» к выборам. Революционеры не пытаются (да и не могут) прикрыться демократическими процедурами. Задача «снести» действующего главу государства и полностью перекроить политическую систему ставится открыто. Кроме того, протестующая толпа, по крайней мере, поначалу, выходит стихийно. Лидеры, кукловоды и выгодоприобретатели появляются (и проявляются), как говорится, в процессе. И это только и не столько профессиональные оппозиционеры, долго ждавшие своего шанса. Как известно, в Тунисе и Ливии верховная власть перешла в руки высокопоставленных функционеров прежних режимов, а в Египте вообще установлено военное правление. Более того, именно предательство министров и генералов предопределило успех революций. Иными словами, формула «арабской» революции приблизительно такова — протестные выступления провоцируют раскол правящей части элиты, предатели, «перейдя на сторону народа» или объявив себя «третьей силой», получают приз. А как же Запад, спросят меня? А он лишь «вписывался» в революции, когда они уже вовсю полыхали. «Вписывался» после долгих колебаний. В Ливии дошло до фактической интервенции, но это все равно была лишь реакция, а не часть какого-то заранее составленного плана.

Посмотрим теперь на нашу ситуацию. В минувшую субботу выяснилось, что в Москве под «общеоппозиционными» лозунгами могут собраться 25 тыс. человек. На первый взгляд: вот оно, началось! Потом выйдут еще больше, потом еще и еще, потом Запад станет вовсю давить (напрямую и через свою клиентелу), потом выяснится, что «полиция с народом», а «армия вне политики», потом задергаются какие-нибудь губернаторы, потом кто-то повыше... Так?

Не так. Вопрос возникает уже по первому пункту. Выйдут ли еще больше? Чтобы правильно ответить на него, нужно понимать, кто в субботу собрался на Болотной площади.

Понятно, что там был Ноев ковчег. Но самыми заметными или, если угодно, замеченными оказались те, в ком социологи уже лет 15 пытаются разглядеть то средний класс, то даже «креативный». Их действительно было больше всех. Можно накидать тут определений вроде «постинтеллигенция» или «недобуржуазия». Но они в действительности мало что объяснят. Только запутают. Поэтому скажу так: городская публика — не столько образованная, сколько «продвинутая», не столько обеспеченная, сколько, скажем так, регулярно зарабатывающая и активно потребляющая. Последняя характеристика, как представляется, самая важная. По-моему, очевидно, что главная причина недовольства этих людей — снижение уровня доходов и потребления из-за кризиса либо боязнь такого снижения (есть, безусловно, и немало других причин, но эта, настаиваю, главная). Далеко не все в этом признаются открыто, далеко не все вообще это ясно осознают, но что это меняет? Их недовольство, подогреваемое в том числе успешной агитацией и «самоагитацией», неизбежно конвертировалось в претензии к власти. (К тому же она, увы, сама еще регулярно подбрасывала поводы для возмущения и критики.) На выборах и после помочь выпускать этот пар в гудок могла бы специальная «городская» партия. Не либерально-оппозиционная, скорее «модная», «трендовая». Таковой в определенный момент обещало стать «Правое дело», но не стало по целому ряду объективных и субъективных причин. В итоге недовольные сделались протестниками и 4 декабря с улюлюканьем «наказали» партию власти. Но уже в ночь с 4-го на 5-е выяснилось, что «Единая Россия» все равно победила. За счет голосов других. Новый повод для претензий. И самые раздосадованные накрутились и охотно последовали призывам показать власти свое достоинство. Я нисколько не издеваюсь, в Facebook всю прошлую неделю обсуждали человеческое и гражданское достоинство и т.п. возвышенные вещи.  

Показали. Что дальше?

Через две недели еще раз выйти показать? За то, что в первый раз не оценили? Ну, это уже значит втягиваться. Многие ли к этому готовы? С ливийскими бездельниками или египетскими оборванцами было все понятно. Чем им еще заняться? А у нашей городской публики чем еще заняться как раз есть. Она и займется. Тем более что на носу праздники, а значит, корпоративы, закупки подарков и разъезд в отпуска. Плюс мороз, снег и гололед. Проще привычно полаяться в сетях.

В общем, больше бороться с «несправедливостью» думских выборов 25 тыс. не выйдут. А снижение массовости при недостижении каких-либо целей — это конец. Не срастается с революцией. 

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...