Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

После событий прошедшей недели политическая ситуация в стране коренным образом изменилась. Городские сообщества Москвы и крупных региональных центров разбужены, и теперь они в ближайшие несколько лет едва ли снова заснут. Возникла целая инфраструктура гражданского участия, со своими новыми альтернативными СМИ (кстати, не всегда только сетевыми), новыми формами коммуникации и, главное, новыми героями, число которых в ближайшие несколько лет будет только увеличиваться. Этот слой людей никуда не собирается уезжать из страны — и не только потому, что нашел здесь надежные источники существования, но и потому, что именно на прошлой неделе он нашел для себя ту Россию, которую ему так недоставало: Россию острых дискуссий в Сети, переходящих в многотысячные флешмобы на площадях и порождающих нервотрепку в верхах. Короче, в России возник наконец новый  политический субъект, и с этого момента он будет только усиливаться и преисполняться сознанием собственной значимости.

Когда власть затевала свою очередную «перестройку», которую она назвала «модернизацией», она, конечно, хотела заручиться лояльностью этого слоя людей. И, надо признать, власти удавалось в течение четырех лет удерживать его в лояльном поле. Представители «нового класса» не хуже активистов «Наших» понимали, что обязаны путинской стабильности своим относительным материальным благополучием, что режим страхует их от рисков, которыми неизбежно чревата любая электоральная неопределенность. Когда режим стал уже совсем отдаляться от ценностных установок и эстетических запросов новых горожан, каким-то хитроумным способом нашей, по выражению Глеба Павловского, «гениальной власти» удалось канализировать это преимущественно эстетическое неудовольствие в отвращение к всеохватной и ни для кого не опасной «Единой России». Никто не придал значения тому обстоятельству, что, как бы ни удалена была «Единая Россия» от реального управления  политикой и экономикой, массовое голосование за эту организацию является главным индикатором уровня лояльности к системе в целом.

В то же самое время, когда слово «единоросс» стало популярным ругательством в кругах приличных людей, власть в лице президента Д.А. Медведева инициировала обсуждение вопроса о «политической модернизации». Если вспомнить всю ту старую дискуссию, то мы будем вынуждены признать, что шла она фактически под одним углом: как, сохранив «Единую Россию», при этом нашей власти не слиться с ней в одно стилистическое целое. Собственно говоря, именно эта задача просматривалась во всех самых радикальных предложениях Медведева и его администрации —от снижения 7-процентного барьера до раскрутки «Правого дела» и создания «большого правительства». Никому даже в голову не приходило, что единственная возможность решить эту задачу заключается даже не в даровании этой партии полномочий формировать правительство (это была немыслимая программа-максимум), но в позволении ее членам позволения свободно высказываться на острые политические темы. Мы уже знаем, к чему это привело. Но и сегодня, когда политический кризис проявил всю неадекватность и замшелость системы управления политической жизнью страны, депутат ГД от ЕР, выступая по телевидению с более чем умеренной речью, оговаривается, что может получить за это по шапке от своего начальства. Да что там говорить, единороссы не могли даже высказать особенно пламенную любовь к собственному лидеру — любое выражение к нему особых симпатий считалось политически некорректным, подрывающим какое-то там единство в тандеме.

Но теперь политический кризис налицо и вспоминать былое поздно. Как я уже говорил, «разбуженные» и обретшие наконец свою «интересную» Россию хипстеры и менеджеры среднего звена уже не заснут, и «красными человечками» их от политики не отвлечешь. Что делать? Чураться «перестройки-2» бессмысленно, она уже началась, и нужно только понять, как она может развиваться дальше, чтобы не завершиться очередной уже не электоральной, а геополитической катастрофой.

Прежде всего нужны и в самом деле серьезные политические меры по восстановлению доверия населения к институтам государственной власти. Перевыборы в Думу должны состояться до окончания срока ее полномочий, желательно после первого года работы, когда возникнет конституционная возможность для роспуска. За это время Дума должна внести существенные изменения в избирательное законодательство и, может быть, самое главное — восстановить парламентский контроль над ЦИК, новому главе которой следует получить поддержку всех думских фракций. Кандидатурой на этот пост мог бы стать независимый человек с абсолютно безупречной политической репутацией типа Юрия Болдырева или, скажем, Алексея Казанника. Президентские выборы следует, конечно, провести в срок, однако новый президент, на мой взгляд, должен открыто поставить вопрос о целесообразности сохранения политической системы с таким объемом полномочий главы государства. Я лично убежден, что суперпрезидентская система может быть только такой несовершенной, как наша (и наша далеко еще не самая худшая в ряду других аналогичных систем) и переход к парламентской системе рано или поздно неизбежен. Но этот вопрос должен быть поставлен не перед нынешней Думой, а только перед той, которая будет сформирована в соответствие с новым избирательным законодательством.

Обсуждение этих вопросов следует начать прежде всего внутри думских партий. В «Единой России» действуют аж четыре клуба, я лично посещал два из них — «Клуб 4 ноября» и Либеральный клуб — и свидетельствую, что они состоят из очень грамотных и толковых людей. Будет большой ошибкой, если ЕР не воспользуется этим имеющимся у нее ресурсом и реальная политическая жизнь сосредоточится исключительно в социальных сетях и «революционных» кружках, коих, уверен, теперь возникнет немало.

Конечно, наивно думать, что этими шагами власть обретет любовь и признание «рассерженных горожан». Однако обретя уверенность в самой себе, она просто перестанет их бояться.

 Автор — научный директор Фонда поддержки гражданских инициатив «Стратегия-2020»

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...