Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«В вильнюсской трагедии 1991 года виновны националисты и «Саюдис»

Лидер Социалистического народного фронта Литвы Альгирдас Палецкис — о том, как можно оказаться за решеткой за мнение по незакрытому делу
0
«В вильнюсской трагедии 1991 года виновны националисты и «Саюдис»
Альгирдас Палецкис. Источник фото: leftfront.ru
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

14 декабря в Вильнюсе суд первой инстанции вынесет вердикт в отношении Альгирдаса Палецкиса. Лидера Социалистического народного фронта Литвы обвиняют в том, что в феврале в радиоинтервью по поводу событий у вильнюсской телебашни в 1991 году он сказал: «Как сейчас выясняется, свои стреляли в своих». Из-за чего прокурор на основании закона «Об отрицании советской оккупации» потребовал для Палецкиса год заключения условно (с отсрочкой наказания на два года).

По просьбе «Известий» Альгирдас Палецкис, находящийся сейчас в больнице, рассказал о роли «Саюдиса» в провокации у вильнюсской телебашни и о том, почему прокурор не придал значения показаниям свидетелей защиты.

— Можно ли назвать наказание, предложенное прокурором, суровым? 

— Это практически максимальная планка по статье «Об отрицании советской оккупации». Она предусматривает наказание от денежного штрафа до двух лет тюрьмы.

— Вас обвиняют за фразу, сказанную в литовском радиоэфире, по поводу трагических событий у вильнюсской телебашни 13 января 1991 года…

— Мои слова намного мягче и дипломатичнее, чем слова писателя, бывшего руководителя парламентской комиссии Витаутаса Петкявичуса. В своей книге, которая не изъята из продажи и библиотек, он написал: ответственность и вина за 13 погибших у телебашни лежит на совести тогдашнего руководителя «Саюдиса» Лансбергиса и его правой руки, министре охраны края Бюткявичуса.

— Как шел процесс?

— Власти завязли с этим судом и, похоже, уже сожалеют о своих действиях. Есть такая литовская поговорка: «Шило из мешка уже начало лезть». Люди задаются вопросом, почему за высказанное мнение можно оказаться за решеткой? Под петицией в мою поддержку подписались около тысячи человек. Значит ли это, что теперь каждый из них подсуден?

— Как строилась линия защиты?

— На суде выступили 12 свидетелей, которые не побоялись дать показания. Они привели неизвестные факты. Если ранее данные о том, что стрельба по людям у телебашни велась с крыш из охотничьих ружей и трассирующими пулями, приводились только в книгах, то теперь об этом было сказано в ходе судебного процесса.

— Можете привести наиболее красноречивые свидетельства?

— Одним из свидетелей стал бывший сотрудник литовского МВД из 6-го отдела по борьбе с оргпреступностью. Он заявил, что огонь велся с девятого этажа дома, в котором проводилась зачистка. Оперативники попытались организовать преследование, но выход на крышу в этом подъезде был закрыт. Однако они заметили, что из другого подъезда выбежали неизвестные с чехлами (предположительно в них было оружие), во дворе сели в «Жигули» и скрылись.

Еще одно важное свидетельство — от человека из «Саюдиса» (движения за отделение от СССР). Он рассказал, что еще до происшествия у телебашни в правлении обсуждали, что нужно какое-то событие для Литвы, которое бы всех объединило. Тогда люди из Демократической партии, которая входила в «Саюдис», сказали: «Нужно пролить кровь». В ночь трагедии он встретил у телебашни одного из участников этого разговора. Тот сказал: «Мы готовы, будет сюрприз». На другое утро свидетель вновь был в правлении, где говорили, что стреляли наши. Однако было принято решение молчать. На суде он подтвердил: «Я впервые заговорил об этом только сейчас».

— И какой была реакция суда?

— Прокурор всячески пытался умалить эти показания. Один свидетель со стороны обвинения выдал даже такой перл: «Другая трактовка событий, чем официальная, невыгодна для Литвы».

— Но ведь дело о вильнюсских событиях 1991 года до сих пор не закрыто?

— Вот именно, и виновные не установлены. Прокурор прикрылся тем, что в статье УК написано: карается тот, кто отрицает преступления СССР и советских солдат, признанные решениями литовских судов. Он чисто механически поднял решение 1999 года против компартии Литвы, где есть такая формулировка: «13 января у телебашни советские воины умышленно убили»... Далее следует двоеточие и перечисляются фамилии 13 погибших.

Но само уголовное дело не закрыто и разыскные действия по нему продолжаются до сих пор. Напомню, что недавно в Австрии именно по этому делу был задержан экс-командир «Альфы» полковник Михаил Головатов, экстрадиции которого Вильнюсу так и не удалось добиться. На суд в качестве свидетеля хотят пригласить даже Михаила Горбачева, который якобы отдал приказ о проведении операции у телецентра.

— Как будете действовать после оглашения приговора?

— Суд надо мной политически ангажирован. Если он будет обвинительным, в чем у меня, к сожалению, нет сомнений, то я подам апелляцию, пойду вплоть до Европейского суда по правам человека.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...