Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Некоторые методы работы с наблюдателями

Корреспондент «Известий» побывала в роли наблюдателя на одном из избирательных участков
0
Некоторые методы работы с наблюдателями
Фото: REUTERS/Anton Golubev
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Весь день 4 декабря я провела на избирательном участке № 2782 в качестве наблюдателя от партии «Яблоко». Компанию мне составили двое хорошо выпивших наблюдателя от Компартии, молчаливая женщина, представляющая «ЕдРо», и участковая избирательная комиссия (УИК), состоявшая из работников школы. Эти учителя со стажем устраивали истерики при каждой попытке наблюдателя заняться своим делом, то есть наблюдать. И, несмотря на то что приемы у них нехитрые, психологическое давление оказывать они умеют — это надо признать.

На момент закрытия участка мне удалось своими глазами увидеть и предотвратить только одну попытку вброса бюллетеней. Были замечены также люди, голосующие без открепительных удостоверений — но слишком поздно, чтобы пресечь вброс их бюллетеней в урну.

Работая наблюдателем, совсем нетрудно увидеть, какое количество нарушений происходит на избирательном участке. Только от момента, когда ты заметил нарушение, до его реального пресечения, а тем более наказания виновных — очень далеко.

Председатель избирательной комиссии встретил наблюдателей сдержанно, но без явно выраженного недовольства. На специальной лекции для наблюдателей, которая проходила в штабе «Яблока», нас предупреждали, что проблемы могут возникнуть с самого начала — направление, подписанное председателем партии Сергеем Митрохиным, могут попытаться не принять и препятствовать нахождению наблюдателя на участке. Этого, однако, не произошло. Мы спокойно перемещались по помещению, даже мою просьбу переставить резервную урну для голосования в зону видимости председатель выполнил, хоть и насторожился.

Проблемы начались, когда мне удалось заметить, что одна из голосующих пытается опустить в урну для голосования сразу два бюллетеня. Члены УИК попыталиcь слабо оправдаться, ну а мне удалось не допустить, чтобы женщина опустила в урну второй бюллетень.

Эта слабая победа стоила мне дорого. С этого момента члены УИК стали следить за каждым моим действием и делать мне замечания по любому поводу. Разгорелся скандал. Директор кричала, что я мешаю ей работать, стала говорить, что я не имею права проводить видеосъемку, не хотела гасить незаконный бюллетень.

— Но право снимать все, что происходит на участке, оговорено в постановлении ЦИК, которое висит на вашем информационном стенде, — пыталась возразить я.

— Кроме этого документа есть и другие! — загадочно ответила председатель.

Спустя несколько минут она принесла мне очень интересный документ — «Отдельные методы работы УИК с наблюдателями, представителями СМИ...»

Там без ссылки на какие-либо нормативные акты говорится о том, что председателю УИК необходимо определить места, из которых можно вести видеосъемку (отметим, что подобная норма не предусмотрена действующим законодательством).

Видимо, не оценив как следуют ситуацию, председатель комиссии отдала мне в руки бумагу, в которой, помимо прочего, говорится о том, что председатель УИК должен отвести для наблюдателей место, возможно более далекое от урн для голосования. Также там подробно описаны методы удаления неугодных избирателей из участка при содействии «лояльных» наблюдателей и членов комиссии.

Еще одна цитата из документа — «в помещении для голосования необходимо установить мощные осветительные приборы, мешающие фото- и видеосъемке». Документ без печати и подписи, поэтому привлечь кого-то к ответственности за рекомендацию таких методов нельзя.

На некоторые нарушения приходилось просто закрывать глаза, чтобы тебя не удалили с участка. Например, в помещении находился представитель от управы, что запрещено федеральным законом. Замечание избирательной комиссии сделал член ТИК, когда посетил участок с визитом. Но сразу после его отъезда представитель управы снова занял место рядом с председателем комиссии.

Трудно было пресечь и «карусельное» голосование по открепительным. В середине дня в УИК стали один за другим приходить молодые ребята спортивного вида с открепительными удостоверениями. Я проследила за одной такой компанией — сразу после голосования на нашем участке они направились на соседний. Дошли до ближайшей школы, увидели, что за ними следят и фотографируют, и развернулись.

Еще до голосования меня неоднократно предупреждали, что для наблюдателей будут «накрывать поляну» с водкой. Мне не предложили даже бокала воды. Наблюдателей от другой оппозиционной партии — КПРФ — даже не пришлось спаивать — двое немолодых мужчин принесли водку с собой и распивали ее в течение всего дня голосования. Поддержку они, конечно, оказывали слабую. К концу дня они все более сбивающимся голосом обещали мне «написать тысячу жалоб», «вывести на чистую воду эту директрису» (председатель избирательной комиссии по совместительству директор школы). Но, конечно, все эти подвиги не были совершены.

Члены УИК — немолодые уже, в общем, женщины, учителя. При работе на избирательном участке очень полезным оказалось их умение переходить от теплой понимающей улыбки к угрожающему, давящему тону. Все навыки, наработанные за годы педагогической практики, они пытались применить для усмирения наблюдателей. Правда, по-настоящему нервничала только председатель, ведь именно на ней лежит ответственность за голосование на участке.

Явка на избирательном участке была высокая. Приходила молодежь, приходили пожилые люди, семьи с детьми. Некоторые давали своим детям опустить бюллетень в урну. На это было и весело, и грустно смотреть, но в этом случае, по крайней мере, было понятно, что эти бюллетени не проплаченные.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...