Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Мне платят по-прежнему хорошо, поскольку этот цирк народ желает видеть»

Борис Моисеев — о новых программе и альбоме, желании петь и нежелании уходить на пенсию
0
«Мне платят по-прежнему хорошо, поскольку этот цирк народ желает видеть»
фото: LIFE NEWS
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Справившийся с серьезной болезнью Борис Моисеев опять активно выступает, записывает песни и готовится к премьерам. Сейчас в работе новый альбом (название еще не определено), о чем  артист с удовольствием поведал в беседе с обозревателем «Недели».

 — Любой разговор с тобой сейчас, вероятно, начинается с вопроса о твоем здоровье?

— Да, часто об этом спрашивают. Все потому, что люди не верят в то, что я в нормальном состоянии. Сообщаю всем еще раз: я чувствую себя очень хорошо. Хотя доказывать это сил нет. Но сцена — мой дом, и я подготовил новый спектакль. Я уже гастролирую с ним по разным городам. Это моя терапия. Поток общения, новые истории, мысли. На пенсию совсем не тянет.

— Иногда после серьезной болезни человек задумывается — почему с ним такое произошло. Ты искал свой ответ?

— Потому что перегрузился. Концерты, концерты... Кушать-то хочется всегда. Вот работа меня и схавала. Чисто физическая причина. Никаких моральных угрызений — типа бог меня наказал за какие-то грехи, я не испытываю. И считаю, что был прав в поступках, которые совершал, и в отношении к людям был уважителен и искренен.

— Тебе сейчас легче разговаривать или петь?

— Петь. Уже три месяца регулярно включаю дома караоке и пою песни из собственного репертуара. Впрочем, и активно двигаться на сцене тоже могу.

— И все-таки разница между прежним артистом Моисеевым и теперешним есть. Несентиментальные промоутеры, возможно, указывают на нее, когда обсуждают уровень твоих гонораров и стараются их уменьшить?

— Нет, мне платят по-прежнему хорошо, поскольку этот цирк народ желает видеть. Кроме того, мои гонорары всегда адекватны. Они не с потолка взяты. И зависят от зала, в котором я работаю: площадка на 500 мест — одна цена, Дворец спорта — другая.

Творческий союз с Людмилой Гурченко в свое время укрепил твою популярность. Не предполагаешь теперь создать дуэт еще с кем-то из маститых артистов?

— Пока у меня таких намерений нет. А история с Гурченко, как и все, что со мной происходит, — история о любви. Не надо тот проект никому чернить. А Людмиле Марковне — светлая память.

Ты намерен с сольными концертами вернуться и к столичной публике?

— Конечно. Думаю, что в свой день рождения, 4 марта, я выступлю в Петербурге, а потом покажу новую программу — ту, которую сейчас обкатываю, и в Москве. И эпатаж в ней опять будет. Вообще, свое шоу я во многом придумал и нарисовал пока лежал в больнице. Рассказывал там о нем медбратьям и медсестрам. И после выписки оставалось его только воплотить, что и было сделано за два месяца. Получился синтез видеоинсталляций, художественных образов, цирковых элементов. Кроме того, скоро появится мой новый альбом. Осталось записать одну песню Дениса Майданова — и диск готов.

Пока ты болел, кто из публичных людей более всего тебя поддерживал, не только сочувствием на словах, но и какими-то конкретными действиями?

— Президент Медведев интересовался тем, как проходит мое лечение. Ежедневно звонила Алла Борисовна, по два раза в день Иосиф Кобзон. Он даже отчитывал моего директора за то, что тот не всегда оперативно информировал его о моем состоянии.

Ты недавно переехал из Барвихи в центр Москвы. Нравится жить у Садового кольца?

— Нравится. В новой квартире у меня, как видишь, красивый холл и комната хорошая, интернет быстрый, туалет удобный.

Помимо концертной работы у тебя сохранилась мотивация для активной жизни, путешествий или в свободное время хочется сидеть на собственном диване, с чашкой чая у телевизора?

— Отнюдь. Активность у меня прежняя. Только что, например, вернулся из Карловых Вар. А на весь январь собираюсь поехать в Майами к Игорю Крутому.

— Он предполагает что-то для тебя написать?

— Может быть, может быть...     


Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...