Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Владимир Путин указал пример для киноподражания

Премьер призвал кинематографистов вспомнить о нравственности
0
Владимир Путин указал пример для киноподражания
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Алексей Голенищев
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В понедельник в Белом доме прошло заседание Совета по кино под председательством Владимира Путина. Встреча премьера с кинематографистами задала немало вопросов и прояснила одну загадочную кинематографическую интригу — почему Константин Эрнст отказался от апробированной и успешной практики ставить большой релиз «Первого канала» на новогодние каникулы.

Фильм «Высоцкий. Спасибо, что живой» выходит в прокат 1 декабря — далеко не в самое удобное время. Ведь уже с середины месяца его начнут теснить сначала четвертая «Миссия невыполнима» и вторые «Ёлки», а потом второй «Шерлок Холмс» и анимационный «Иван Царевич и Серый волк». Ясно, что решение поставить выход «Высоцкого» на 1 декабря могло быть продиктовано только очень весомыми обстоятельствами. И они обозначились.

Накануне совета, в воскресенье вечером, Владимир Путин посетил «Мосфильм», где вместе со съемочной группой посмотрел фильм. Картина, по его словам, ему очень понравилась. С поздравления авторам «Высоцкого» премьер и начал заседание совета. Видимо, с точки зрения «Первого канала» такая реклама поможет победить любую конкуренцию.

В данный момент этот проект «Первого канала» — главная прокатная надежда российского кино. Ведь доля отечественных картин в национальном прокате сократилась даже по сравнению с тем моментом, когда затевалась реформа кино. В хорошие времена она доходила до 30%. Полтора года назад, когда стартовала реформа, на российские фильмы приходилось уже лишь 15%, а в 2011 году — 9,7%. При этом в топ-десятке самых успешных фильмов отечественный только один — «Ёлки», собравший $22,8 млн (из более $1 млрд общих сборов) и занявший 8-е место.

Как сообщил в своем выступлении исполнительный директор Фонда кино Сергей Толстиков, одна из причин такого положения — «недобросовестная конкуренция» со стороны американцев. Голливудские мейджоры поставляют на наш рынок свои фильмы пакетами, в которых к «локомотиву» — стопроцентному блокбастеру— даются еще несколько названий в нагрузку. И всё это в целом теснит наше кино из кинотеатров — которые, напомним, почти все являются частной собственностью.

Министр культуры Александр Авдеев в своем докладе рассказал об идее ввести разные налоговые отчисления от проката российских и зарубежных картин. Эту идею вроде бы хотели даже осуществить. Но, как оказалась, ее реализация может помешать нашему вступлению в ВТО.

— После вступления мы к этой теме вернемся, — пообещал Авдеев.

— Ну, вы молодцы! — то ли радуясь такому цинизму, то ли осуждая его, рассмеялся Путин. 

— Это идея Минэкономразвития, — начал оправдываться министр культуры.

— Я же говорю — молодцы! —резюмировал премьер.

Однако далее в ходе совета было решено, что налоговые, как и любые другие протекционистские меры — слишком сложный механизм, чтобы вводить их без тщательной предварительной проработки.

Еще более тонким моментом является тот, на котором в своем выступлении сделал акцент сам премьер. Он предложил внимательнее относиться к содержательной части фильмов и заговорил о внутренних этических нормах, которые не должны позволять кинематографистам выпускать продукт, способный пагубно сказаться на нравственности зрителей. И вспомнил принятый в США в 1930-м году так называемый Кодекс Хейса. Этот кодекс просуществовал до 1967 года и провозглашал несколько принципов, из которых первый и главный сводился к «недопустимости картин, подрывающих нравственные устои зрителей» и запрету на «изображение преступлений, злодеяний и пороков таким образом, чтобы они вызывали симпатию зрительской аудитории».

Возникает вопрос, который республиканцу Уильяму Хейсу, конечно, задавать уже поздно, но российским кинематографистам и властям — в самый раз. Настоящее произведение искусства не изображает «пороки и злодеяния», а рассказывает о людях. А художнику, как известно, свойственно любить своих героев. И, если признать кодекс Хейса руководством к действию, не будет ли это означать, что, к примеру, «Бумер» должен был бы быть запрещен, поскольку его герои нарушают закон? И фильм Алексея Балабанова «Брат» — тоже?

Владимир Путин, впрочем, уверил собравшихся, что о введении цензуры речи не идет. 

— Никто не собирается вводить никакой цензуры, — подтвердил уже после окончания Совета Федор Бондарчук. — И вообще, всё это — материал для дискуссий, которые, я думаю, мы проведем, в частности, на следующем «Кинотавре».

Человека, который уже сейчас явно был бы готов принять участие в дискуссии о нравственности кинематографа, Никиты Михалкова, на совете, к удивлению многих, не было — в настоящее время Никита Сергеевич находится на форуме европейских и азиатских медиа в Астане.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...