Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Суд огласил сроки скинхедам-погромщикам

Четверо националистов, напавших на экологический лагерь, получили по восемь лет лишения свободы
0
Суд огласил сроки скинхедам-погромщикам
Акция памяти, посвященная погибшему в результате нападения Илье Бородаенко. Фото: Игорь Подгорный/АНТИФА.РУ
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В Ангарске оглашен приговор 20 наци-скинхедам, разгромившим экологический лагерь летом 2007 года. В результате ночного налета от побоев скончался 26-летний Илья Бородаенко. Четверо подсудимых, которые так и не раскаялись, получили по восемь лет лишения свободы, еще 16 человек за помощь следствию заработали условные сроки.

Приговор начали оглашать во вторник, 15 ноября. 19 подсудимых сами приходили на суд — они находились под подпиской о невыезде, лишь одного — Евгения Панова (Бумера) — доставляли под конвоем.

За время расследования «ангарского нападения» Панов успел стать фигурантом других уголовных дел о расистских нападениях и убийствах и уже получил за них 18 лет тюрьмы.

По словам одного из потерпевших — Игоря Огородникова, активиста «Байкальской экологической волны», в суде многие обвиняемые сторонились друг друга, потому что давали показания на своих подельников. Огородников рассказывает, что, когда он проходил мимо клетки, где сидел Панов, Бумер ударил его, стал кричать, что «выйдет и всё вспомнит».

Четыре года назад представители экологических и анархистских групп разбили под Ангарском экологический лагерь, протестуя против создания в Иркутской области Центра по обогащению урана.

В ночь на 15 июля 2007 года в лагерь ворвалась группа агрессивно настроенных молодых людей с бейсбольными битами, арматурой, травматическими пистолетами и ножами. «Леваков» сильно избили, а Илья Бородаенко, которому проломили голову, скончался.

— Хотели они убить или нет — ну как это определить? Когда человек в темноте лупит прутом арматуры по палатке со спящими людьми, он о чем думает, чего хочет — синяков наставить или покалечить? — говорит потерпевшая Ольга Мирясова.

Нападавшие были задержаны в течение нескольких дней. Большинство из них относились к группам наци-скинхедов из нескольких населенных пунктов Иркутской области. У одного из обвиняемых нашли символику ныне запрещенного Славянского союза.

На это Дмитрий Бахарев, бывший юрист Славянского союза, рассказал «Известиям», что не знает никого из фигурантов ангарского дела, а символику данного союза можно было скачать в интернете или же заказать по почте.

Помимо погибшего Бородаенко, наиболее серьезные травмы получил житель Владивостока Юрий Мишуткин — он провел два месяца в реанимации. В ноябре 2008 года во Владивостоке Юрий попал в новые неприятности: на него напали местные националисты, и одного из них, Алексея Плясова, Юрий, защищаясь, убил.

— Я понял, что на меня нападают наци, достал нож и стал отбиваться. Потом сам вызвал скорую помощь. На суд мои травмы, полученные в Ангарске, произвели впечатление: они объясняли, и почему я нож ношу, и почему с ножом стал отбиваться от напавших на меня без оружия,  — рассказал «Известиям» Юрий Мишуткин, получивший условный срок.

Расследование «ангарского нападения» длилось очень долго, три раза передача дела в суд отклонялась из-за различных ошибок, допущенных следствием. Суд начался лишь в конце лета 2010 года. По мнению экологов, затягивание процесса могло быть связано с открытием Центра по обогащению урана, против которого протестовали экологи. Центр не открылся до сих пор.

— «Ангарское дело» затормозило развитие наци-движения в Иркутской области. Молодежь поняла, что ультраправые  — беспредельщики и активно стучат друг на друга, — рассказал «Известиям» Алексей С., иркутский антифашист, являющийся потерпевшим по делу.

Зачитывая приговор, судья заявила, что не увидела раскаяния обвиняемых. Алексей Пушмин, Степан Черных, Сергей Стрелаковский осуждены на восемь лет и десять месяцев, Ростислав Ушаков — на восемь. 

Адвокат Панова Роман Навроцкий заявил «Известиям», что в отношении своего клиента приговором доволен: Бумера признали невиновным в нанесении тяжких телесных повреждений, и, соответственно, срок ему не добавят. По мнению Навроцкого, суд проходил в нормальном рабочем режиме, но следствие было проведено плохо: не установили восемь фигурантов нападения и доказательств собрано недостаточно. Так что у осужденных на реальные сроки есть перспективы для обжалования приговора, полагает адвокат.

Комментарии
Прямой эфир