Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Разозленный мясник и христианская мученица

В Третьяковской галерее развеяли миф об Антокольском — «крупнейшем борце за идейный реализм»
0
Разозленный мясник и христианская мученица
«Иоанн Грозный» Марка Антокольского, фото: Государственная Третьяковская галерея
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Третьяковская галерея выставила 17 из принадлежащих ей 26 работ Марка Антокольского (1843–1902), бывшего самым популярным скульптором в России XIX века. Славу Антокольскому принесла работа «Иоанн Грозный» (бронзовый оригинал, за который он получил звание академика, находится в Русском музее; Третьяковке принадлежит ее мраморное повторение 1875 года).

Она произвела ошеломляющее впечатление на публику, стала, как сказали бы сегодня, одним из «хитов» первой выставки передвижников, а Александр II купил ее для Эрмитажа за огромную для того времени сумму — 8 тыс. рублей. Говорят, даже Шаляпин специально ходил ее смотреть, когда готовился к роли царя в «Псковитянке» Римского-Корсакова.

Сегодня Грозный украшает выставку в Лаврушинском переулке. Она занимает один зал, где не уместились все принадлежащие музею работы Антокольского.

Показанное разрушает миф советских времен, когда о скульптуре писали как об одном «из крупнейших борцов за идейный реализм в русском изобразительном искусстве». Портреты у Антокольского и впрямь реалистичны, идет ли речь о банкирах или библейских персонажах. Но чувствуется и идеализм, и мистика — а как иначе автору, то изображающему Мефистофеля, то создающему надгробия?

Да и страдающая в мраморе «Христианская мученица» тоже мало походит на торжество реализма. Видимо, друживший с Антокольским лидер передвижничества Стасов немного переусердствовал в утверждении его образа исключительно как реалиста. Задачи такие были у критика: поддерживать, а еще лучше создавать новую эстетику. Но художника трудно зафиксировать в прокрустовом ложе теории.

Конечно, скульптор был и реалистом: «Ермак» даже вызвал отторжение, показавшись одним слишком мужицким (Дягилев назвал его «разозленным мясником»), не соответствующим образу национального героя России, другим — примером «неглубокого понимания народной истории и народного быта» (Сергей Маковский). Впрочем, в Риме и Париже, где Антокольский провел десятилетия, реализм не был в моде.

А вот Антокольский был. Его избрали членом шести академий, присудили ему много наград, даже орденом Почетного легиона наградили. Хотя к 1890-м слава стала меркнуть: жюри парижского Салона отвергло 11 из представленных им 14 работ. В отместку он открыл для публики двери своего ателье. Успех был фантастический. Хотя местонахождение многих произведений — например, горельефа «Офелия» — сегодня неизвестно.

Ситуация в России выглядела хуже. Заказчиков было много, но редкие выставки подвергались газетному поношению, причем критика часто была обусловлена антисемитскими взглядами писавших (уроженец Вильно Антокольский был евреем). Это не мешало Третьякову закупать его работы, друзьям — любить его искренно (хотя Поленов и обронил по поводу автобиографии скульптора — «талантливо, но хвастливо»), а потомкам долгие годы лелеять миф о величайшем русском скульпторе.

Но в будущее, как известно, берут не всех. Антокольский чурался нового, жил словно не в Париже, а в заштатном городке, «прогрессивных веяний» в искусстве не любил, к Родену и прочим мастерам интереса не проявлял. Даже близкий с Антокольским Репин отмечал его «малое самообразование». Что уж говорить о новых поколениях, видевших в скульпторе образчик салонности и конформизма?

Упреки справедливые, он и впрямь часто шел за заказчиком. Но это не отменяет и важного в художнике, того, что заставляет не проходить мимо сгорбленной фигуры Грозного, портретов многочисленных Поляковых, величественного Петра. Памятник первому российскому императору, перевезенный в свое время в Третьяковку из Петербурга, на выставку не попал, показывают его уменьшенную копию. Оригинал уже пытались вернуть домой, чтобы водрузить на прежнее место у Большого Сампсониевского собора, но музей его отстоял (похожие статуи — в Таганроге и Астрахани).

Наследие скульптора задает множество вопросов. Жаль, к выставке не вышел хотя бы небольшой каталог, позволивший сформулировать бы некоторые из них. Следующей ретроспективы ждать придется долго, а в постоянной экспозиции музея лишь три произведения Антокольского.

Выставка в Третьяковской галерее открыта до 5 февраля.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...