Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Восьмой ежегодный Валдайский клуб, объединяющий ведущих российских и зарубежных экспертов-политологов и журналистов, собрался в этом году в Калуге, а затем встретился в Москве с руководителями политических партий и премьером В.В. Путиным.

Встреча с национальным лидером началась с доклада профессора Гарвардского университета Тимоти Колтона. Он, ссылаясь на разработки ряда российских экспертов, обозначил несколько сценариев возможного развития страны. Это стагнация и сохранение статус-кво; авторитарная модернизация; либерально-демократические реформы; революционно-демократический (а я бы добавил, и националистический, или популистский) взрывы; и, наконец, жесткий авторитаризм и репрессии.

Колтон выразил мнение многих участников клуба, сказав, что институты власти в России всё еще слабы и, хотя экономика развивается, политическая система стагнирует. 

Поскольку встреча с партийными лидерами ничего нового не открыла и господа Грызлов, Зюганов и Жириновский озвучили свои обычные лозунги, а премьер в основном отчитывался о достигнутом, говорить о революции сверху не приходится. Единственным сторонником глубоких реформ из встреченных нами политиков был лидер «эсеров» Сергей Миронов. Но бывшее третье лицо в государстве, без боя сдавшее позицию предсовфеда, на роль локомотива реформ, по мнению экспертов Валдая, вряд ли подходит.

Поэтому знаковыми были заявления Путина о том, что нынешняя политическая система себя не исчерпала, что из молодых политиков он может назвать по имени только президента Медведева  (с которым участникам Валдайского клуба на сей раз так и не удалось встретиться), а о других мы услышим в будущем. О возможном  допуске либеральных партий в Думу говорил Грызлов, считающий результат менее 300 мест для ЕР поражением, но не Путин. Он упомянул мнение неназванных экспертов о том, что многопартийная система «себя изжила». Зато заявил о необходимости внутрипартийной демократии, очевидно, имея в виду все ту же «Единую Россию». Иными словами, если политические изменения и будут, то скорее косметические, а не фундаментальные.

В экономике же Россия будет осуществлять модернизационную модель, не отказываясь при этом и от нефтегазовой экспансии, включая соединение западносибирских газопроводов, работающих на Европу, с восточносибирскими, направленными на Азию.

И разумеется — строить Евразийский союз. Он, по словам Путина, будет экономическим, а не военно-политическим, и никого туда насильно загонять не станут.

Не был обойден вниманием и европейский кризис. Российский премьер рекомендует ЕЦБ более чем вчетверо, до €1,5 трлн, увеличить резервы и критикует политику создания единой валюты из-за разного уровня развития стран севера и юга Европы. В то же время  Путин с теплотой отозвался об ушедшем в отставку своем друге Сильвио. Он считает Берлускони «последним из могикан» европейской политики, а ажиотаж вокруг его любовных похождений — напускным.

Те, кто обеспокоен разгулом коррупции, будут рады узнать, что необходимо «усиление репрессивных мер» и «устранение правовых предпосылок» для этого бича современности, «одной из проблем для всех стран». Премьер упомянул, что «Медведев поставил этот вопрос во главу угла», но большого прогресса не видно, хотя он, Путин, активно поддерживал эту инициативу Дмитрия Анатольевича, равно как и гуманизацию уголовного законодательства.

Путин в хорошей психологической форме. Но у него и у страны впереди — серьезные вызовы. Европа, главный экономический партнер России, скатывается к минимальному росту, если не рецессии. «Российские энергоносители выдавливают с европейского рынка», заявил Путин, имея в виду недавние выемки документов у партнеров «Газпрома» в связи с введением так называемого Третьего пакета документов по энергетической реформе Евросоюза и требования разделить компании, добывающие и перекачивающие газ. На горизонте —усиление роли сланцевого газа, способного вытеснить часть российского экспорта. 

До перехода к инновационной экономике путь непростой и неблизкий. Валдайские сценарии расставили дорожные указатели, предупреждающие знаки и красные флажки, обозначили рытвины и ухабы на дороге в будущее.

Автор — ведущий эксперт фонда «Наследие», Вашингтон

Комментарии
Прямой эфир