Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Избавиться от приставки «моно»

Реализацию госпрограммы тормозит качество инвестпланов
0
Избавиться  от приставки «моно»
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Моногорода могут стать площадкой для модернизации российской экономики и реализации многих инновационных инфраструктурных проектов. И прежде всего власти на этих территориях внимание должны уделить комплексным инвестпланам. Основной задачей становится привлечение частных инвестиций. Сейчас их объем составляет около 20 млрд руб.

Сегодня в России к моногородам, по данным Экспертного института, относятся 467 городов и 332 поселка городского типа. В них проживает ни много ни мало почти пятая часть населения страны – 25 млн человек. Лидирующие по количеству монопрофильных городов отрасли можно определить и без взгляда на статистику. Это – металлургия, а также производство транспорта и оборудования, энергетика и добыча полезных ископаемых.

Как это ни печально, «города при заводах» постепенно становятся жертвами изменений экономической конъюнктуры. Далеко не все города с приставкой «моно» растут и развиваются c должным результатом. Даже в США, в стране с одной из наиболее мобильных систем расселения, можно насчитать сотни городов-призраков – бывших моногородов, которые разваливаются, будучи покинутыми своими жителями. Моногорода оказываются в кризисе – и по отраслевому, и по географическому признаку. Чтобы избавиться и от того, и от другого, российские власти в 2009 году приняли специальную программу по модернизации моногородов, которую сегодня курирует Минрегионразвития. В рамках этой программы в прошлом году существенная поддержка размером в 22,7 млрд руб. была оказана 35 моногородам. Как не раз заявлял премьер-министр Владимир Путин, к 2015 году правительство планирует организовать в моногородах не менее 200 тыс. рабочих мест.

За 2010 год во многом благодаря реализации программы в моногородах было создано свыше 434 тысяч временных рабочих мест (это 13% от всего экономически активного населения). Результаты могли бы быть и лучше. Но вся модернизация зависит прежде всего от состояния экономики моногорода, ее специфики, а также желания властей проводить изменения в городе. Чтобы участвовать в программе модернизации, каждый моногород должен представить КИП – комплексный инвестиционный план. К сожалению, далеко не во всех городах справляются с поставленной задачей. «Например, из 35 моногородов, отобранных для господдержки в 2010 году, 9 городов не смогли на тот момент предложить реалистичных планов развития, которые могли бы быть поддержаны государством, а это четверть претендентов», – рассказала «Известиям» Ирина Макиева, глава рабочей группы по модернизации моногородов при правительственной комиссии по экономическому развитию и интеграции, зампред Внешэкономбанка. По ее словам, самой распространенной проблемой КИПов стало отсутствие полного анализа и понимания потенциала развития моногорода, а также слабая проработка инфраструктурных и инвестиционных проектов, что не позволяло принимать решения о господдержке. «Что неудивительно, – считает Андрей Пушкин, управляющий  партнер компании Tenzor Consulting Group. – Создание инвестплана – это труд, который стоит серьезных денег. В среднем – от 5 до 20 млн рублей. Качественно написать его силами администрации вряд ли получится. А тратиться на профессионалов из специальных институтов может себе позволить далеко не каждый город».  

Действительно, целый ряд моногородов не смог разработать качественные, точнее, проработанные комплексные инвестиционные планы. Наиболее распространенной проблемой КИПов моногородов являлось отсутствие полного анализа и понимания потенциала развития моногорода, а также слабая проработка инфраструктурных и инвестиционных проектов, что не позволяло принимать решения о господдержке. Вместе с тем участие в правительственной программе позволило «подтянуться» и остальным моногородам; некоторые города оперативно внесли корректировки в свои программы развития. Например в Тутаеве Ярославской области на высвобождаемых площадях градообразующего предприятия начато создание нового промышленного парка. Тем не менее КИПы системно проблему не решают, считает аналитик Института экономики города Герман Ветров. Большая часть городов, которая «добралась до федеральных денег», написала, как сказано выше, слабые инвестпланы. И общая их проблема – они представляют из себя кальку с уже существующих программ. «Скорее это комплексный план того, чего города хотели бы, нет акцента на модернизационной программе», – резюмирует Ветров.  

С другой стороны, считает Макиева, в 26 моногородах (это 75%) уже сейчас создается необходимая инфраструктура, и запускаются крупные проекты, направленные на диверсификацию экономики. В качестве примеров можно привести Прокопьевск и Таштагол Кемеровской области, Набережные Челны в Татарстане, Усть-Илимск Иркутской области, Новочебоксарск Чувашской Республики и целый ряд других городов.
Безусловно, диверсификация «моноэкономики» нужна в первую очередь проблемным городам. Например, там, где градообразующими выступают сырьевые предприятия с выработанными месторождениями или предприятия с неконкурентоспособными в сегодняшнее время производствами. Нуждается в них и «металлическая» промышленность. Металлургические зоны есть, например, в Челябинской и Свердловской областях. «Однако особенностью новых инвестиционных проектов в таких зонах является длительность сроков их подготовки к запуску, за один год металлургические проекты не реализуются», – поясняет Ирина Макиева. Хотя уже есть примеры успешных проектов в области металлургии: например, рядом с моногородом Череповцом Вологодской области в индустриальном парке «Шексна» открыто первое предприятие парка – трубопрофильный завод «Шексна». Ряд проектов в области металлургии, в том числе с участием Внешэкономбанка, реализуется или проектируется в моногородах Свердловской области и Республики Башкортостан.

По оценке Минрегионразвития, в 10-летней перспективе возможна трудовая миграция из тех моногородов, где природные ресурсы уже исчерпываются и их транспортировка становится невыгодной.  «Даже точечные меры поддержки стимулируют изменение городской среды в положительную сторону – города получают «второе дыхание», – констатировал замминистра регионального развития Юрий Осинцев в ходе доклада на международной конференции по развитию моногородов. Один из частных примеров – моногород Камские Поляны, где только за счет введения в эксплуатацию модульной котельной сократились затраты по теплопотерям. Как следствие – удалось снизить коммунальные тарифы на 25%.

В этом году на суд заинтересованных городов, министерств и ведомств был представлен рамочный законопроект о моногородах, который должен был приниматься на региональном уровне. Коллектив юристов во главе с Андреем Пушкиным взялись подготовить документ по собственной инициативе. Эксперты и представители моногородов, которым законопроект был разослан летом, оценивали их инициативу с оптимизмом. Но другая сторона – Минрегионразвития и ряд других министерств, по словам Пушкина, назвали документ ненужным, а из Совета Федерации ответа и вовсе не последовало. Впрочем, член Комитета по промышленной политике Совета Федерации Юрий Кузнецов сообщил «Известиям», что к ним подобный законопроект вообще не поступал. «И я считаю, что закон о моногородах не нужен. Не надо писать отдельный закон под каждую проблему», – говорит он. Нужно сосредоточиться на правильной оценке ситуации, используя имеющуюся букву закона. «Я вижу проблемы у моногородов в металлургии,  – соглашается Кузнецов. – Приближается мировой кризис, пусть и было некое его замедление. Такие кризисы всегда заметны в падении инвестиций. Спрос на инвесттовары упадет, и, в частности, это затронет металл. Пусть не завтра и не через полгода, но такая ситуация проглядывается». Поэтому думать о решении проблемы нужно здесь и сейчас. Что будет с моногородами в разных отраслях, в том числе в «металлической»? И как решать эту проблему? Ответ Кузнецова – в госпрограмме экстренной помощи. В случае умирания моногорода нужны подъемные на организацию переезда населения, а также более-менее продолжительные соцвыплаты. И не обойтись без приглашения независимых консультантов – экспертов, не аффилированных с властными структурами и прочими, вероятно, заинтересованными сторонами.
Сергей Журавлев, руководитель коммуникационного проекта «Российский дом будущего», отчасти критикует существующую госпрограмму. Он уверен, что российским моногородам необходима программа госинвестиций, а не госкредитов. Необходимо, как считает собеседник «Известий», создавать программу миграции из угасающих моногородов и особенное внимание уделять градостроительной политике монопрофильных территорий.

По своему пути

Моногорода в нашей стране не были советским изобретением. Индустриальное преобразование экономики Петра I дало России рабочие места на суконных мануфактурах и железоделательных заводах в Туле, на Урале и в Подмосковье. Часть тех первых монопоселков так и осталась монопрофильными территориями.
В начале 1930-х годов монопрофильные города возникали в основном как часть территориально-производственных комплексов, где на одной площадке создавался сразу комплекс предприятий, – например, Магнитка, Новокузнецк, Апатиты. Часть монопрофильных городов периода индустриализации была построена силами заключенных ГУЛАГа,  в том числе Воркута, Норильск.

Значительное число моногородов возникло в период Великой Отечественной войны в ходе эвакуации предприятий.  Много узкоспециализированных центров среди «городов-энергетиков», преимущественно сложившихся при тепловых и атомных электростанциях, – Волгореченск, Кировск (Ленинградская область), Новомичуринск. Узкая специализация свойственна и многим центрам добычи нефти и газа (Нефтеюганск, Урай, Мегион, Нефтегорск).  Появились узкоспециализированные центры начальной стадии производства (добыча угля, руд железных и цветных металлов, горно-химического сырья, ископаемого строительного сырья, их обогащение).

Программа действует

В Республике Татарстан активно идет создание индустриальных парков «Камские Поляны» (г. Камские Поляны) и «Чистополь» (г. Чистополь), в рамках которых начата реализация проектов с инновационным уклоном.

В Кемеровской области, где располагается 17 моногородов, в которых проживает более 70% от общего населения, принят закон «О зонах экономического благоприятствования». Резиденты особых зон получают право на налоговые и административные преференции, субсидирование части процентной ставки по банковским кредитам, льготы по аренде. Средства федерального бюджета в размере 2,1 млрд руб., выделенные региону в рамках программы, позволили начать реализацию 17 инвестиционных проектов, инвестиции по которым составят более 18 млрд руб., будут созданы 3,5 тыс. рабочих мест. Это уже дает свои результаты: в Таштаголе – новая обогатительная фабрика по производству марганца, в Ленинске-Кузнецком – построенный сервисный центр Komatsu.
В Чувашии (г. Новочебоксарск) создается территория опережающего развития, в рамках которой будет функционировать инновационный кластер «Солнечная долина». В Вологодской области (г. Сокол) реализуются проекты по производству клееного бруса на Сокольском ЦБК и строительству завода по производству биотоплива.


Комментарии
Прямой эфир