Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Бабушки, маки и буря без эмоций

Театр: рекомендации недели
0
Бабушки, маки и буря без эмоций
Сцена из спектакля «Бабушки». Фото: Алексей Зотов, Василь Ярошевич
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Старые песни о главном 

В «Бабушках» театра «Практика» юные актрисы виртуозно перевоплощаются в старушек 

Семь сухоньких старушек, закутанных в платки и телогрейки, уселись рядком на скамеечке и опасливо косятся на диктофон заезжего журналиста: «А чо говорить-то. Жили как все». Но потом постепенно оттаивают, расходятся и рассказывают свои нехитрые и трогательные истории: про то как бегали в молодости на танцы в сельский клуб, как вкалывали сутки напролет на лесоповале, отрабатывая трудодни, про своих крепко пьющих мужиков, которые от большой любви могли и прибить, и про забывчивых детей. Или про летающие тарелки и приближающийся конец света — словом, про все, о чем любят поболтать старушки у вашего подъезда. Но вряд ли у вас найдется время слушать их длинные исповеди. 

«Бабушки» Светланы Землянской, поставленные на основе монументального исторического труда «Русская деревня в рассказах ее жителей», за один час воскрешают исчезающий деревенский мир с его обрядами, ритуалами и, главное, песнями. Когда актрисы затягивают «Уж ты бабочка молоденька», кажется, что ты не в тесном подвале «Практики», а на вольных алтайских просторах. Что перед тобой — не юные выпускницы Мастерской Олега Кудряшова, а настоящие деревенские бабки. И выходишь на улицу с ощущением, что глотнул свежего степного воздуха.

 Театр «Практика», 16 ноября, 20.00

 Москва слезам поверила

 Алена Бабенко играет сразу две роли на Другой сцене «Современника»

Если в литературе есть жанр «дамского романа», то в театре должен быть жанр «дамского спектакля». И «Время женщин» Егора Перегудова к нему несомненно принадлежит. Лежащий в его основе роман Елены Чижовой рассказывает о нелегкой женской доле вообще и о несчастной судьбе деревенской простушки Тони в частности, которую соблазнил-бросил городской ухажер — и осталась она одна со своей неземной любовью и немою дочкой.

Режиссер подробно реконструирует на сцене советский быт с баками для кипячения белья, древним телевизором под кружевной салфеткой и мукой, в которую бывшие блокадницы суют прокаленные гвозди, чтобы не сгнила. Но есть в спектакле еще один, фантастический пласт — это мечты и сны главной героини. Тут Перегудов дает волю фантазии: в ход идет песочная анимация, видео, колокольные звоны, сыгранные на крышках кастрюль. А в финале появляется целое поле красных маков, в которое уходит на пуантах умирающая Антонина, при жизни не видевшая красивой жизни.

Но главная удача спектакля — это Алена Бабенко, играющая сразу две роли, — серой мышки Тони и ее выросшей дочки-художницы. Актриса играет подробно и достоверно, впечатлительные зрительницы тянутся за носовыми платками. Да и мужчины не остаются равнодушными, ведь и они втайне читают женские романы.     

«Современник», 16 ноября, 19.30

«Буря» без эмоций

Пьеса Шекспира в постановке англичанина Деклана Доннеллана обрусела            

Спектакль, открывавший последний Чеховский фестиваль, в Москве показывают редко. И тем, кто его не видел, не стоит упускать этот шанс. Деклан Доннеллан не первый раз работает с русскими актерами, и мы уже привыкли к его элегантной, спокойной, чуть отстраненной режиссуре. Но в этот раз он кажется отстранился больше обычного, предоставив артистам свободу действий.

В выигрыше оказались те, кто сумел этой свободой распорядиться. В первую очередь — Игорь Ясулович, играющий Просперо не всемогущим магом, а опустившимся интеллигентом старой закалки, которого изгнали из страны политики новой формации. Если приехавшие с большой земли тут помешаны на шмотках и модных гаджетах, Просперо Ясуловича до сих пор тешит душу песнями и плясками в духе «Кубанских казаков».

Свадьба Миранды, обставленная в традициях сталинской эпохи, у многих вызывает оторопь. Но этот явный анахронизм режиссеру можно простить. Может, он плохо ориентируется в русской истории, зато хорошо разбирается в психологии и знает, как мы привязаны к своим цепям. Получив свободу, Просперо и Миранда никак не могут расстаться со своим островом-тюрьмой и даже с чудовищем Калибаном. И этот красноречивый финал объясняет и окупает весь спектакль.  

Театр имени Пушкина, 16, 17 ноября, 19.00 

Комментарии
Прямой эфир