Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Эйфман дал нам совершенно другой взгляд на хореографию фигурного катания»

Российские танцоры на льду Екатерина Боброва и Дмитрий Соловьев — о том, зачем они ездили учиться у петербургского балетмейстера
0
«Эйфман дал нам совершенно другой взгляд на хореографию фигурного катания»
Екатерина Боброва и Дмитрий Соловьев, фото: РИА НОВОСТИ/Александр Вильф
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Вице-чемпионы Европы-2011 в танцах на льду москвичи Екатерина Боброва и Дмитрий Соловьев одержали уверенную победу на третьем этапе Гран-при в Шанхае. В конце ноября они покажут свои новые программы российской публике на домашнем этапе мировой серии.

— Можно сказать, что с жеребьевкой Гран-при вам повезло?

Боброва: — У нас не было возможности выбирать. С другой стороны, на всех этапах очень сильные соперники, поэтому нет смысла выбирать легкие турниры.

Соловьев: — Мне, наоборот, нравится соревноваться с серьезными конкурентами. Все люди ведь ошибаются, непобедимых нет. C новой системой судейства в танцах появилось больше соревновательности. Прошли те времена, когда в танцах победители определялись заранее.

— Вы не боитесь конкуренции с учениками Игоря Шпильбанда и Марины Зуевой?

Боброва: — Безусловно, конкуренция есть, но канадцы Тесса Вирчу – Скотт Мойр и американцы Мэрил Дэвис – Чарли Уайт — хорошие ребята. Мы с ними дружим.

— А чего вам не хватает, чтобы выступать не хуже?

Соловьев: — Cтабильности. На тренировках мы выполняем все сложнейшие элементы. Канадцы демонстрируют стабильность на турнирах. Нам пока этого не хватает, но мы не опускаем руки.

С другой стороны, у нас тоже есть свои козыри. Многие отмечают, что пары Игоря Шпильбанда и Марины Зуевой похожи друг на друга. Мы же пытаемся показать что-то свое. Я никогда не хотел кого-то копировать, в каждое движение пытаюсь вложить что-то собственное, и, думаю, это получается. У нас ведь в группе тоже есть сильные пары, но мы друг на друга совершенно не похожи, и это здорово. У каждой пары должно быть свое лицо.

— Насколько сильная конкуренция ожидается в танцах в этом году?

Боброва: — Борьба будет жесткой не только на международных турнирах, но и на чемпионате России. На Европе борьба за медали, думаю, развернется среди российских дуэтов. На мировом первенстве будет сложнее. Победить канадцев и французов непросто.

Вообще вся десятка будет очень конкурентоспособной, заранее предугадать результат, особенно в начале сезона, нереально. Наблюдать за турниром будет интересно и фигуристам, и зрителям.

— Почему вы в межсезонье приезжали тренироваться в Петербург,  где нет серьезной танцевальной школы?

Соловьев: — В Петербурге появилась школа танцев на льду, правда, пока на детском уровне, в городе сильна школа парного и одиночного катания. Но мы на самом деле ездили, потому что появилась уникальная возможность поработать со знаменитым Борисом Эйфманом (российский хореограф, балетмейстер, художественный руководитель Санкт-Петербургского государственного академического театра балета Бориса Эйфмана). Хотелось попробовать что-то новое.

— И какие остались впечатления от мэтра?

Боброва: — Это великий, неординарный человек, он создает уникальные вещи. Мы счастливы, что воспользовались шансом поработать с таким человеком, занятия с ним нам пошли на пользу. Он помог нам лучше понять и увидеть танец, выстроить его в эмоциональном плане.

Соловьев: — Эйфман поставил нам «нестандартную хореографию». После этого танец заиграл новыми, яркими красками. Посмотрите на наш произвольный танец, и вы все увидите.

— В чем заключается нестандартность хореографии Эйфмана?

Соловьев: — У него совсем другой взгляд на танец. В фигурном катании ведь тоже есть хореография, и мы ею занимаемся с детства. Вот, допустим, можно руку просто открыть, это уже будет красиво. А если к этому движению еще что-то добавить, даже пальцами, получится совершенно иной эффект. Малейшие изменения придают выступлению яркости в каком-нибудь не совсем заметном движении. Казалось бы, мелочи, а они сильно меняют образ и общее впечатление о танце.

Воплотить все идеи Эйфмана было непросто, нужно было все пропустить через себя, осознать каждое движение, его смысл. Но постепенно у нас получается вжиться в программу.

Комментарии
Прямой эфир