Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Идея евразийского объединения, представленная Владимиром Путиным в «Известиях», что называется, великодержавна. Более того — получает все большее распространение как в России, так и в государствах-партнерах.

Эта идея прежде всего отвечает политическим интересам России. Но если страна хочет быть великой державой, она должна за это платить. Так же, как, например, Америка платит за свой статус мирового лидера и жандарма.

Идея евразийства открывает перед нами определенные экономические перспективы, но и создает вызовы, на которые России придется отвечать. Путин в своей статье много говорил о конкуренции национальных юрисдикций. Он считает, что открытые границы, свободное перемещение товаров и отсутствие пошлин будет заставлять каждую из стран конкурировать, создавая привлекательные условия для того, чтобы инвесторы шли именно в эту страну, а не к соседу.

Но наша национальная юрисдикция пока по всем статьям уступает Казахстану. И если объединение произойдет, мы будем вынуждены ее серьезно менять, чтобы стать более эффективными в конкуренции внутри вновь созданного Евразийского союза. 

Пока наши налоги в целом на 40% выше. Хотя страховые взносы в России снижены до 30%, но в Казахстане ЕСН — всего 11%. Кроме того, в Казахстане ниже НДФЛ и тарифы на энергоносители.

Деловой климат совершенно другой — там чуть ли не облизывают всякого приходящего инвестора, индивидуальный подход к каждому независимо от национальности и гражданства. При этом фактически не осталось коррупции. В результате Казахстан уже сегодня значительно опережает Россию по притоку иностранных инвестиций на душу населения. В 2010 году там было порядка $17 млрд. В то время как из России деньги только вытекают: здесь инвесторам среда не кажется привлекательной, и сделать ее таковой — прямая задача государства.

О том, как улучшить ситуацию, «Деловая Россия» говорила неоднократно. Нужно вводить принцип наименьшего и наилучшего регулирования по сравнению со странами-конкурентами, нужен перенос основной налоговой нагрузки с процесса производства (НДС, страховые взносы, налог на прибыль) на процесс потребления (акцизы на табак и алкоголь, налог на недвижимость, НДПИ на газ и нефть), нужны снижение тарифов естественных монополий, облегчение доступа к их инфраструктуре, ряд других мер. 

Многие из наших предложений были включены в программу «Народного фронта», а идея новой индустриализации и кардинального улучшения инвестклимата была озвучена Путиным в программной речи на съезде ЕР. 

Но здесь нельзя останавливаться на полпути. В противном случае, если не справимся, будем покупать казахстанские товары на российском рынке.

Я знаю, что Назарбаева долго уговаривали согласиться на участие в союзе. Были опасения, что Казахстан утратит часть своего суверенитета. Но потом Назарбаеву буквально на пальцах разъяснили несомненную экономическую выгоду. Каков сегодня рынок в Казахстане? 17 млн человек? Так вот, в случае объединения с Россией и Белоруссией он увеличится до 170 млн человек. Развивая производство у себя, вы сможете нацеливать его на совершенно другие объемы. Конечно, это выгодно.

Например, сегодня в Казахстан приходит огромное количество китайских инвесторов. Они размещают там свои производства, небольшие фабрики по производству обуви, пластиковых ведер — всего чего угодно. И если раньше они были вынуждены все это продавать с пошлинами, то теперь пошлины исчезнут.

Белоруссия, в отличие от Казахстана, как место для привлечения инвестиций не выдерживает никакой критики. Сегодня инвесторы из нее бегут быстрее, чем даже из России. Лукашенко, не понимая основ рыночной экономики, пытался навязывать социалистические принципы распределения. Долгое время он существовал на дешевых энергоресурсах, поставляемых из России, плюс калий и сельское хозяйство, и пытался на этом выехать.

Но любая нерыночная, популистская политика, не основанная на экономическом балансе, неизбежно приводит к фатальным последствиям. Сегодня она фактически привела Белоруссию к краху. Там все накрылось, поэтому они сильно заинтересованы в таком объединении. Их не столько интересуют инвесторы — им хотя бы получить в рамках союза дешевое сырье и гарантированные поставки энергоносителей. Неудивительно, что Лукашенко сегодня более открыт к диалогу с Россией. Точнее, к триалогу в рамках Евразийского союза.

Автор — председатель «Деловой России»

Комментарии
Прямой эфир