Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Художники, чукчи, психиатры и загадочный Сорен

13-й фестиваль NET собрал персонажей, которых не встретишь на улице
0
Художники, чукчи, психиатры и загадочный Сорен
Фото: Brigitte Enguerand
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В Москве завершился театральный фестиваль NET («Новый европейский театр»). Под занавес выступил единственный российский участник программы — пермский театр «Сцена — Молот». Он представил спектакль в постановке и сценографии Филиппа Григорьяна «Чукчи» по пьесе петербуржского драматурга Павла Пряжко, одного из самых ярких авторов последнего времени. 

Название способно ввести в заблуждение. Может показаться, что «Чукчи» — пьеса о любимом герое русских анекдотов. На самом же деле это спектакль о самих русских, тех, кто эти анекдоты сочинял. Тут и очевидные отсылки к классике, прежде всего к Чехову, и миф Крайнего Севера (красивы решения художника по костюмам Гали Солодовниковой), и символы позднего советского сознания — обаятельный красноухий Чебурашка, удачно вписавшийся в историю, в которой нет ни начала, ни конца, зато много того странного настроения, что одними зовется метафизическим тупиком, другими вселенской тоской, а третьими и вовсе никак не рефлексируется.

Закрывал же фестиваль спектакль венгерского режиссера Виктора Бодо «Дайсман». Свое английское заглавие, обозначающее человека, бросающего кости, спектакль получил по названию переведенного на русский романа Люка Райнхарта.

Это история психиатра, впавшего в глубокий кризис. Он вынужден делать то, что не хочет, — выслушивать идиотов-пациентов, общаться с нелюбимой женой, искать себя в восточных религиях… Типичный кризис среднего возраста облачен в яркую театральную форму. 

«Жизнь — островки упоения в океане скуки, и когда нам за тридцать, мы видим их все реже», — говорит главный герой, и режиссер находит для этой пессимистичной формулы яркие театральные образы. Спектакль играется почти без декораций, лишь в сопровождении живой музыки. Он выглядит коллективным бенефисом — актеры  будапештской театральной компании «Спутник Шиппинг» исполняют, как правило, множество ролей сразу. Так Москва вновь встретилась со своим новым любимцем, Виктором Бодо, получившим этой весной «Золотую маску» за лучший зарубежный спектакль года, показанный в России.

Интересно, получит ли этот приз спектакль «22.13» француза Пьерика Сорена, также показанный на фестивале? Названием спектакль обязан последней персональной выставке Сорена, прошедшей в Париже  («22.13» — это обозначение часа и минуты). Истории, рассказанные в спектакле, можно рассматривать как почерпнутые из собственного опыта.

51-летний Сорен выступает во всех ипостасях — как режиссер, автор пьесы и декораций. На сцене Центра им. Мейерхольда он выстроил настоящую художественную студию, где царит беспорядок, а на самом деле всем правит несокрушимая логика творчества.

Спектакль рассказывает об одном дне из жизни художника, занимающегося видеоискусством, перформансами и созданием объектов. Кажется, будто в распорядке дня собственно искусству остается не так уж и много места. Куда больше времени тратится на выслушивание автоответчика, общение с галеристами, странными зрителями, финансистами и психоаналитиком. Но идеи, связанные с творчеством, преследуют его как наваждение, настигают во сне и во время необязательных разговоров.

Все роли в спектакле исполняет один актер, блистательный Николя Сансье. Одних персонажей он играет вживую, но перед видеокамерой, других мы видим в видеозаписях. За час сорок, которые идет спектакль, так и не понимаешь, с чем зритель имеет дело — с осовремененным благодаря виртуозному использованию техники классическим театром или долгим и хорошо выстроенным перформансом. 

В Москве Сорен стал известен четыре года назад благодаря выставке «Видеопрыжок» на биеннале современного искусства. Сейчас он появился в столице как театральный режиссер. Остается только гадать, в каком качестве он приедет сюда в следующий раз.

Комментарии
Прямой эфир