Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«На сегодняшний день я единственный, кто может дать молодняку ориентиры»

Никита Джигурда — о монадном хард-роке, церемониальной магии, принципе батарейки, русском космизме и идее человека-творца
0
«На сегодняшний день я единственный, кто может дать молодняку ориентиры»
фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Матвеев
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

— Я слышал, что на концерте вы будете исполнять некий «монадный хард-рок». Что это такое?

— Обычно рок-фестивали проходят без использования великого и могучего русского мата. Всё идет на открытых площадках. Хотя после десяти вчера можно можно было сделать послабление. Истинный хард-рок и хеви-метал должны звучать с использованием всего словаря русского лексикона. Так что «монадный хард-рок» — это хард-рок, только с матом.

— Давайте все-таки поймем, что вы обозначаете термином «монадный»?

— Вообще, в эзотерике в восточной философии «монада» — это бессмертная частица в каждом человеке. Это мой образ. В данном случае — бессмертный, как русский мат.

— Как вам вообще этот праздник и не видите ли вы подвоха со стороны организаторов, пригласивших вас выступить в Хеллоуин на площадке, ориентированной совсем на другую музыку?

— Отношение такое, что в котле под названием Русь все перевариться! Еще один праздник не помешает. Вначале меня хотели позвать туда одного с творческим вечером. Это несложно, я могу прочесть те же монадные стихи, спеть «под минус» или под гитару. Но это хорошо, когда есть аудитория, которая слушает. А здесь праздник и карнавал, петь песни под гитару и читать стихи я не стану. За ту сумму, которую мне выделили организаторы, я привез из Киева классическую хард-рок-группу «Сад». Так что будут и мои философско-поэтические песни, и блюзы, и ряд монадных стихов.

Я никогда в этом клубе не был и не знаю, вынесет ли тамошняя аппаратура всю мощь русского монадного хард-рока. Самое важное, что на сегодняшний день я единственный, кто может дать молодняку истинные ориентиры, причем не сусальные, не плакатные, не ангажированные «баблосом» и политической партией. Нас немного — БГ, «Алиса», Шевчук. Просто у меня более широкое ампула. Мне давно говорили, что надо идти либо в шансон, либо в актерство, либо в кино, либо в рок, но мне тесно в каждом из этих жанров. Вот сейчас я готовлю спектакль на стыке всего этого, и это будет уже «церемониальная магия». Это нельзя назвать рок-оперой, но все это будет нанизано на одну общую идею — идею русского космизма. Чтобы не повторять своих братьев по перу, я делаю то, чего не было в русской литературе. Помните, у Сергея Есенина: «Розу белую с черной жабой я хотел на земле повенчать»? Я их уже повенчал в поэзии, а сейчас через блюз и хард-рок хочу войти в сознание молодняка. Для того чтобы помочь им разобраться в этом попсово-гламурно-проституционном информационном поле. Сейчас меня знают как артиста хулиганско-монадной направленности.

— Но вы понимаете, что для многих, кто придет на концерт, вы артист, как бы это сказать, немного экзотический...

— Я это понимаю, и это замечательно! Это гораздо лучше, чем когда вообще не хотят на тебя смотреть. В первую очередь важна моя сверхзадача. Лет пять назад я стал отходить от романтического творчества. Я получил премию за свои стихи, вышла книга в «золотой» серии. К сожалению, на сегодняшний день это «неформат» для молодых людей. Мой старший сын сказал: «Ты пишешь скучно и несвоевременно. Как Пушкин». Я понял, что он не знает Пушкина, прочитал ему часть творчества Пушкина и понял, что нет смысла держать оборону в своем поэтическом идеализме, если тебя твои дети не хотят слушать.

Зато после цикла монадных стихов сын попросил переписать слова. В них я использую мат для подчеркивания драйва и идеи «человека-творца», который не может быть причесанным. На концерте, который я буду играть в клубе, произойдет соединение профессионалов: музыкантов, которые знают, что такое хард-рок, профессионала в поэтическом слове и профессионала-актера.

— Люди составляют впечатление о вас на основе все тех же интернет-сюжетов: интервью «австралийскому» ТВ,  эпизоду «Я — нормальный!». Вам не кажется, что они видят вас в несколько странном свете?

— Безусловно, при моем желании я бы делал акцент на других сторонах Джигурды, но, поскольку сейчас эпоха постмодерна, которая является переходным периодом между «совком» и «церемониальной магией», которой я занимаюсь на сцене, то все так, как есть. Так что, раз интернет педалирует именно такую подачу, то это всего лишь время такое. Я не чувствую дискомфорта, я знаю, что я делаю. То, что из интервью и ток-шоу вырезается философская составляющая моих перформансов (Никита Борисович делает ударение на букву «а». — «Известия»), так это на совести редактора и цензуры. Думаю, что те, кто имеет глаза и уши, понимают, что за моим буйством, безбашенностью и кажущимся сумасшествием стоит яркая сверхзадача. Я не хочу быть стерильным. Я отказывался от тотальных контрактов, в рамках которых должен был предстать в роли такого управляемого варвара и тупо зарабатывать «баблос» на эксплуатации идей а-ля «Любить по-русски» и песнях Высоцкого. Я приемлю, путь с перекосами в интернете, больше, чем продюсерский контроль.

— Давайте вернемся к тому знаменитому интервью в программе «Кто здесь звезда» якобы для австралийского ТВ, которое в Сети посмотрели около полумиллиона человек.

— Ну меня же не ставили в известность, что это будет «подкол». Пришел туда, мне говорят, что будет австралийский человек, а поскольку я актер и режиссер, то почти сразу понял, что человек ведет себя неадекватно. Против лома нет приема, и я использую тот великий и могучий, который всегда выручает меня в таких ситуациях. Будь это липовый австралиец или ток-шоу. На такие провокации я вначале реагировал с открытой душой, но потом понял, что защита тут может быть одна, и я интуитивно стал использовать и то, что называется «мат».

Кроме того, я недавно прочитал статью английских ученых, которые доказали, что мат на гормональном уровне выделяет ферменты, которые в два раза увеличивают возможность терпеть боль. Тут либо надо валить из шоу-бизнеса, либо что-то делать. Мне предлагали уехать в горы Алтая, стать штатным психологом, специалистом по голоданию. Я понял, что принцип батарейки «уберите минус — не будет энергии» не просто так придуман. Я сознательно стал придумывать перформансы, дабы из меня не сделали икону и не стали молиться, как на героя из «Любить по-русски».

— Интернет слухами о вас кипит. Рассказывают, что вы даже утверждали, что в вас реинкарнировался Высоцкий и вы за это попали в психушку.

— У меня нет ни одного сайта, всё, что идет в интернет, идет от самозванцев. Я выкладываю только свои видеообращения и за  них могу отвечать. Для меня, поскольку я Овен и Бык, Высоцкий — мой эгрегор, мой земной учитель, путь которого я должен продолжить, идя «своей колеей». Я рад, что отец Высоцкого передал мне его стихи и я участвовал в вечерах памяти поэта. Это мой пройденный путь, просто массовое сознание об этом не знает, поскольку я запрещен на «Первом канале» с серьезным творчеством и созидательные идеи Джигурды там не показывают. Я четко знаю, что я продолжаю дело и Высоцкого, и Платона, и Сократа, и Будды и того, кого называют Иисусом Христом.

— Это понятно, но, ваш имидж как-то не сильно вяжется с перечисленными предшественниками. Вот в косухе вы, при заклепках...

— Я был в косухе с конца прошлого века! Просто тогда я был в таком вегетарианско-православном коконе, в хорошем смысле слова, и я не буянил. Пять лет назад начал буянить и на этом расстался со своей предыдущей супругой, поскольку понял, что настоящее искусство, творчество и рок не могут подчиняться никакой партии. А звали меня многие! Другое дело, что и интернет, и желтая пресса представляют Джигурду как  такого Вовочку из анекдота, который придет, наделает кучу и уйдет. Ну это уже издержки производства.

Клуб China Town, 29  октября

Комментарии
Прямой эфир