Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Я успел прошептать: «Ложись на стол, мы убиты!»

Свидетель расстрела бизнесмена Андрея Бурлакова рассказал «Известиям» об обстоятельствах преступления, произошедшего вечером 29 сентября в московском кафе «Хуторок»
0
«Я успел прошептать: «Ложись на стол, мы убиты!»
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Тележурналист Максим Гладкий, свидетель покушения на бывшего замглаву Финансовой лизинговой компании (ФЛК) Андрея Бурлакова, рассказал «Известиям» некоторые подробности происшедшего в четверг вечером в столичном кафе «Хуторок». Там неизвестный преступник расстрелял предпринимателя Бурлакова и его гражданскую жену Анну Эткину. Третьей жертвой мог стать сидевший с ними за столиком журналист, но пуля прошла мимо.

48-летний Андрей Бурлаков и Анна Эткина, в прошлом зампредправления Мира-банка, пришли в кафе «Хуторок» на встречу с тележурналистом Максимом Гладким.
В последнее время Гладкий, как он сам пояснил «Известиям», ведет очередное журналистское расследование, по которому будет снят фильм. Раскрывать тему он не стал, кратко пояснив, что это связано с жизнью и смертью одного из крупнейших российских бизнесменов, которого не раз связывали как со спецслужбами, так и с криминальным миром.

— Я довольно долго согласовывал встречу с Андреем Бурлаковым. Наконец мы договорились обстоятельно поговорить в «Хуторке», — сообщил журналист. По его словам, это была лишь предварительная встреча, а на следующей неделе Гладкий планировал записать интервью на камеру. В самом кафе, по словам свидетеля, было немноголюдно — заняты были всего несколько столиков. Бурлаков уселся напротив, а его супруга — слева от журналиста.

— Андрей и Аня явно ничего не подозревали. Они вели себя довольно свободно. Я сам был слишком занят будущим разговором и не особо смотрел по сторонам, — вспоминает Гладкий.

Разговор начался с ничего не значащих шутливых фраз, упоминания с иронией о таинственном похищении Анны одним из столичных ЧОПов (эту информацию сейчас проверяет следствие). Только после этого мужчины перешли непосредственно к теме беседы. Бурлаков начал говорить о двух петербургских ОПГ, которые действовали в Северной столице еще во времена мэра Анатолия Собчака. Правда, многого один из бывших руководителей ФЛК рассказать не успел — у столика появился неизвестный с пистолетом.

— Уже позже я узнал, что этот мужчина пришел и сидел неподалеку от нас, заказав себе чай, а потом отправился в туалет, откуда вышел уже с пистолетом в руках, — говорит Гладкий. Он лишь вспоминает, как увидел в полутора метрах от себя мужчину лет 25 в черной куртке с длинным пистолетом в руках: «Я сначала подумал — автомат, что ли? Но потом показалось, что это пистолет Марголина для спортивной стрельбы». 

По словам журналиста, все произошло в считанные секунды — молодой человек славянской внешности, но с небольшой бородкой на кавказский манер трижды выстрелил в Бурлакова. Одна пуля попала ему прямо в лоб, остальные — в грудь и плечо. Затем киллер  выстрелил в Эткину — пуля угодила в челюсть и в грудь. Еще одна пуля предназначалась, видимо, самому Гладкому, но убийца промахнулся, и она прошла мимо и пробила оконное стекло.

— В момент, когда зазвучали выстрелы, Аня наклонилась ко мне, чтобы что-то показать на своем планшете, — говорит Гладкий. — Потом она вскрикнула, а я ей успел прошептать: «Ложись на стол, мы убиты!».

Когда убийца выбежал, журналист бросился оказывать помощь раненым. Бурлаков сполз со стула — он его посадил обратно и разорвал рубашку. Ранение в голову представлялось не слишком опасным — пуля не пробила кость. Предприниматель был в сознании, но никаких имен или фамилий не называл. Несколько раз Гладкому казалось, что Бурлаков сейчас отключится, но его поддерживали разговором. Анна Эткина не могла говорить из-за ранения в челюсть и писала на планшете, что ей очень больно.

Бригада медиков появилась на месте ЧП минут через 10, пробившись через традиционную пробку на Ленинградском проспекте. Тогда же прибыли милиционеры и даже сотрудники ФСБ. Следователи СКР подъехали попозже. Примерно через 40 минут после стрельбы от врачей поступило сообщение, что Бурлакова живым до больницы довезти не смогли.

Было выставлено оцепление, и начался опрос свидетелей. Максима Гладкого увезли в УВД Северного округа, где несколько часов опрашивали и попросили помочь составить фоторобот. Сыщики нашли отпечатки пальцев предполагаемого убийцы, изъяли запись видеокамер и запросили расшифровку телефонных соединений в этом районе.

Журналист подчеркнул, что с него взяли подписку о неразглашении данных следствия, поэтому о возможных версиях он говорить не может: «Могу лишь предположить — причины стоит искать в прошлом Бурлакова, но еще до истории с покупкой верфей».

Последние три года Эткина и Бурлаков находились в центре финансового скандала. В декабре 2009 года им были предъявлены обвинения в мошенничестве на сумму почти 3 млрд рублей. В то время Бурлаков был замгендиректора Финансовой лизинговой компании, а Эткина входила в правление Мира-банка.

По версии следствия, в 2008 году ФЛК получила из российского бюджета и иностранных инвесторов 2,7 млрд рублей на развитие авиационной отрасли в России. Следователи считали, что в результате действий, к которым были причастны Эткина и Бурлаков, все деньги были выведены за границу, где на них были куплены акции немецких судостроительных предприятий Wadan.

Верфи Wadan — два завода в Германии и один на Украине, которые выпускают разные типы судов, включая танкеры и газовозы ледового класса, плавучие буровые установки. 

В 2009 году из-за финансовых проблем, непогашенных кредитов и нехватки заказов предприятие оказалось на грани банкротства — долги компании составляли около €100 млн. О судьбе верфей шел разговор во время встречи канцлера Ангелы Меркель и президента России Дмитрия Медведева, которые решили подыскать «новый пул инвесторов». 

Компанию купил за €40 млн сын члена совета директоров «Газпрома» Игоря  Юсуфова — Виталий, до недавнего времени являвшийся акционером Банка Москвы. Сам Бурлаков называл историю с продажей верфей рейдерским захватом.

Комментарии
Прямой эфир