Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

26 февраля 2012 года американский комик Эдди Мерфи скажет что-нибудь смешное по поводу того, что, дескать, сейчас будут представлять зарубежные фильмы, снятые на любом языке, кроме английского. Его назначили ведущим 84-й церемонии награждения «Оскарами» американской киноакадемии. Церемонии, которую иногда называют самой важной кинонаградой в мире, с чем бы я поспорил.

Я лично отработал на «Оскаре» как тележурналист раза 3–4, и, в общем, кухня примерно для меня очевидна. Может быть, Эдди Мерфи уже придумал свои будущие шутки-типа-экспромты, но в России пока не до шуток. Тут у нас раскололся национальный «оскаровский» комитет. Вдребезги.

Я понимаю, что каждый раз, когда в нашей стране на горизонте появляется что-то особенно желанное, оно сразу же превращается в яблоко раздора. Таковы национальные особенности личности и амбиций — никто не может спокойно усидеть. Тем более когда есть угроза, что твоим конкурентом станет Никита Сергеевич.

«Яблоком» на этот раз оказалось место в лонг-листе конкурса «Лучший зарубежный фильм Academy Movie Awards», которое национальный «оскаровский» комитет в итоге отдал фильму «Цитадель». Михалковский фильм выбирают уже не в первый раз, и тем сложнее переварить решение комитета конкурентам Никиты Сергеевича. Судя по градусу общественных споров, по отсутствию аргументов и переходу на личности, это вообще скандал не про кино.

В прошлом году на конкурс в Лос-Анджелесе было подано 90 с лишним зарубежных картин. По положению их в шорт-листе остается девять, а теперь и вовсе шесть. Каждая страна, конечно же, надеется — в прошлом году, например, награду получила датчанка Сюзан Бир. Премия, которую дают с 1956 года, удовлетворяет не только личное тщеславие режиссера (а что это за режиссер, если он не амбициозный тиран и не работает на площадке за Отца, Сына и Святого Духа?), но и делает мировой прокат картины более эффективным. Да и внутренний спрос подхлестывает.

И тут происходит странная вещь: сразу после голосования национального комитета возникла тема о «самовыдвижении» Михалкова на «Оскар», хотя вообще-то, по правилам, комитет сам отбирает картины, и более того, такие видные деятели кино, как режиссеры Шахназаров, Панфилов, Меньшов — на минуточку, сам оскароносный, за Москву, которая не верит слезам, — и киновед Разлогов согласовывают попадание каждого фильма в список.

Нам известно, что «Цитадель» вошла в список еще на первом заседании комитета. И прошла бы иллюзия единодушия, если бы председатель комитета Владимир Меньшов после финального заседания 19 сентября не выступил против решения коллег.

Я вообще не силен в интригах, иначе бы уже был председателем «Газпрома», но мне показалось странным, когда отличный режиссер и уважаемый человек Владимир Меньшов постфактум торпедирует решение комитета, который сам же и возглавляет. Со стороны это выглядит так, что контору пора разгонять. Потому что споры ведутся до, а не после.

Прикинув, что там может быть не так, я стал смотреть на общий список претендентов.  «Елена» Звягинцева, «Шапито-шоу» Лобана, «Жила была одна баба» Смирнова и «Фауст» нашего всё Сокурова. Три последних картины, по словам Кирилла Разлогова, выдвинуты Меньшовым. Это более чем достойные картины — мы все счастливы, что в кризисные годы наше кино способно родить такие вещи. Правда, «Фауст» снят на немецком языке с немецкими актерами, но неважно, «Молох» тоже был не на старославянском. Может быть, важней всего, что по формальным признакам  лучшие русские картины (независимо от языка и актеров), кроме «Цитадели», не могут претендовать на выдвижение. По регламенту американской премии все фильмы-соискатели должны хотя бы семь дней пробыть в отечественном прокате в период с 1 октября 2010 года по 30 октября 2011 года. К сожалению, даже блестящий и холодный «Фауст» не вписывается в эти требования.

Таким образом, позиция главы национального комитета становится не очень понятной. И даже обычная мотивация людей российской творческой среды, где балерины сыплют битое стекло в пуанты друг дружке, тут тоже не просматриваются явно — Владимир Меньшов уже вошел в историю «Оскара» и вообще полностью состоялся как профессионал по обе стороны советской власти. И, конечно, каждый имеет право на собственное мнение — но тут одна загвоздка: если скандал продолжится и расширится, русское кино может просто опоздать на подножку уходящего поезда, результаты выдвижения надо сдать до 1 октября.

Как показывает практика, даже номинация национального фильма на премию дает картине международную жизнь. Я помню «Вор» Павла Чухрая — как раз на этом «Оскаре» в 1997-м году я был. Я помню счастливые лица Кати Редниковой и Володи Машкова,  исполнителей главных ролей. Фильм только номинировался на премию, но уже сделал его группе пропуск в огромный мир международного кинобизнеса на много лет вперед. Каждый из них может написать в резюме «работал в Academy Award nominated картине такой-то». И на них уже смотрят совсем по-другому всюду — от Голливуда до Бабельсберга.

И это прекрасно. Понятно, за что бьются академики. А у нас и в академии раскол — у нас их просто две. И поэтому состав национального комитета довольно однобокий — всё сплошь режиссеры, кроме Кирилла Разлогова. А режиссер — человек резкий и по-хорошему завистливый. Иначе бы он ничего не достиг.


Комментарии
Прямой эфир